Посвящается памяти прадеда - нижнего чина Новогеоргиевской крепостной артиллерии...



Библиотека
Библиография
Источники
Фотографии
Карты, схемы
Штык и перо
Видеотека

Об авторе
Публикации
Творчество

Объявления
Контакты




Библиотека

На правах рукописи

АЛЕКСАНДРОВ Борис Юрьевич

А.А. БРУСИЛОВ: ВОЕННАЯ И ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ 1877–1924 гг.

Специальность 07.00.02. — Отечественная история

Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
кандидата исторических наук

Москва 2009

Работа выполнена на кафедре новейшей отечественной истории исторического факультета
Московского педагогического государственного университета

Научный руководитель:
доктор исторических наук, профессор Вдовин Александр Иванович

Официальные оппоненты:
доктор исторических наук Репников Александр Витальевич
кандидат исторических наук Сергеев Сергей Михайлович

Ведущая организация:
Орловский государственный университет

 Актуальность темы работы. В последние годы в исторической науке придается большое значение исследованиям, связанным с анализом роли и значения элит в истории российского общества. Элиты во все времена определяли основные направления развития различных государств и обществ. Однако история российских элит остается недостаточно исследованной. В частности, значительный интерес представляет роль военной элиты царской армии в политических событиях в России начала ХХ века и особенно — переход части царской военной элиты в состав новой армейской элиты советского времени. Исследование этой темы предоставляет богатый материал для анализа многих проблем современной отечественной истории: взаимоотношений власти и общества в России, социальных и духовных мотивов деятельности различных политических сил и крупных исторических фигур.
  Историческая наука уделяет также большое внимание изучению проблемы роли личности в истории. Большой интерес представляет и проблема восприятия личностью значимых социальных перемен.
  В этой связи исследование военной и общественно-политической деятельности генерала Алексея Алексеевича Брусилова (1853—1926), определение его роли в развитии военного дела в России, его участие в событиях Первой мировой войны, общественно-политические взгляды генерала, его отношение к революционным переменам в нашей стране, начавшимся в результате падения самодержавия, имеет серьезное научное значение.
  Источники. Среди исторических источников по этой теме выделяются следующие группы: официально-документальные материалы (главным образом, военные приказы и служебная переписка), мемуары А.А. Брусилова, переписка А.А. Брусилова, источники мемуарно-эпистолярного характера (воспоминания, записки, письма) современников Брусилова и членов его семьи, публицистика Брусилова и материалы периодической печати.
 Особое место в работе занимают неопубликованные источники, находящиеся в трех архивных хранилищах страны. В фондах ГА РФ{1} хранятся многие личные документы А.А. Брусилова и членов его семьи. Материалы личной и военно-служебной переписки Брусилова, а также документы, связанные с его военной деятельностью, находятся в РГВИА{2}. Источники по службе Брусилова в РККА и работе его в совещательных органах Красной армии хранятся в РГВА{3} в фондах № 11 (ВСЕРОГЛАВШТАБ, Секретариат военного комиссара штаба) и фонда № 33989 (ВСЕРОГЛАВШТАБ, Секретариат второго зама председателя Реввоенсовета).
 Некоторые официальные военные документы Брусилова периода Первой мировой войны, и его служебная переписка того времени с военным министром А.А. Поливановым, генералом М.В. Алексеевым, А.Ф. Керенским и др. частично опубликованы в последнем издании его воспоминаний{4}. Неопубликованная часть служебной переписки хранится в фонде Брусиловых ГА РФ (Ф. 5972) и в личном фонде А.А. Брусилова в РГВИА (Ф. 162).
 Эпистолярное наследие А.А. Брусилова включает также мемуары, богатую переписку с близкими людьми и сослуживцами, а также публицистику.
 Главным источником, открывающим картину жизни и деятельности генерала А.А. Брусилова, являются его мемуары. Находящаяся в личном фонде А.А. Брусилова (Ф. 162) в РГВИА рукопись представляет собой машинописный текст с правкой чернилами и карандашом. Правка выполнена почерком самого Алексея Алексеевича и почерком его жены — Надежды Владимировны.
 Издание мемуаров А.А. Брусилова имело непростую историю{5}. В диссертации впервые эта история представлена в полном объеме.
 Впервые отрывки из воспоминаний генерала были опубликованы после смерти А.А. Брусилова в 1927 г. в журнале «Война и революция». В 1929 г. под бдительным надзором советских цензоров была издана первая часть мемуаров в виде отдельной книги{6}. Одновременно первая часть воспоминаний Брусилова вышли тогда и за пределами СССР — в Риге{7}. Затем первую часть воспоминаний Брусилова в СССР неоднократно переиздавали{8}.
 Вторую же, неизданную, часть мемуаров Брусилова после его смерти вывезла в Прагу вдова генерала Н.В. Брусилова и поместила в «Пражский архив». В 1945 г. «Пражский архив» стал трофеем советских войск и был переправлен в Москву.
  Экспертиза, проведенная в 1948 г., признала рукопись второй части мемуаров Брусилова фальсификацией антисоветского характера, авторство данной рукописи было приписано Н.В. Брусиловой. В результате и первую, и вторую часть мемуаров А.А. Брусилова засекретили и передали на хранение в ЦГВИА СССР.   В июне 1961 г. была осуществлена повторная экспертиза рукописи комиссией экспертов оперативно-технического управления КГБ. Комиссия сделала вывод: в тексте нет исправлений, вставок или дополнений, написанных генералом Брусиловым. Тогда же, в 1961 году, провели еще одну экспертизу в Центральной судебно-медицинской лаборатории Министерства обороны СССР. Эта экспертиза показала, что текст в основном принадлежит Н.В. Брусиловой, но отдельные поправки сделаны все же А.А. Брусиловым. В Центральной криминалистической лаборатории Министерства юстиции РСФСР была проведена четвертая, и третья за 1961 год, экспертиза, подтвердившая, что поправок в тексте, сделанных рукой Брусилова, нет.
  В сентябре 1961 г. осуществили новую экспертизу. На этот раз проводили лингвистический и стилистический анализы рукописи Брусилова. Комиссию возглавил автор «Словаря русского языка» С.И. Ожегов. В заключении этой комиссии говорится, что в основе исследуемого текста лежат отрывки, отдельные наброски, написанные явно под диктовку А.А. Брусилова. Однако во многих местах рукописи встречаются фразы, характеристики людей и оценки событий, вызывающие сомнения в их принадлежности Брусилову. Комиссия пришла к выводу, что имело место вмешательство в текст Брусилова его жены, а может быть, и иных лиц. Основываясь на результатах последней экспертизы сентября 1961 г., можно утверждать, что большая часть воспоминаний А.А. Брусилова принадлежит самому генералу.
  В 1983 году вышло очередное издание дневников Брусилова, в котором была представлена вторая, ранее засекреченная часть воспоминаний генерала, но в значительно сокращенном виде{9}.
  Гриф секретности с этой части брусиловских мемуаров сняли только в 1987 г. Впервые отрывки «антисоветского» характера из второй части мемуаров были опубликованы в 1989 г.{10} В 2001 г.{11} и в 2002 г.{12} были предприняты попытки издания мемуаров Брусилова без купюр. Наиболее полным на сегодняшний день можно считать издание 2004 г.{13}.
  Кроме воспоминаний, в диссертации использованы публицистические работы А.А. Брусилова. В целом, публицистика А.А. Брусилова носит неполитический характер и посвящена, в основном, вопросам военной тактики. Но в контексте настоящего исследования большой интерес представляют неизданные статьи Брусилова с анализом действий вооруженных сил России в Первой мировой войне, роли царского генералитета в событиях Гражданской войны{14}.
  Важнейшим источником для данного исследования являются еще не изданные мемуары жены Алексея Алексеевича Н.В. Брусиловой, находящиеся в фонде Брусиловых в ГА РФ{15}.
  Не менее важными источниками по данной теме служат мемуары современников Брусилова — генералов А.И. Деникина{16} и В.И. Гурко{17}. Информация о деятельности Брусилова содержится и в книге дочери генерала М.В. Алексеева В.М. Алексеевой-Борель{18}, которая основывает свое произведение на дневниках прославленного отца. Интересным источником являются мемуары бывшего премьера Временного правительства А.Ф. Керенского{19}.
  Важная информация о роли Брусилова в отречении Николая II содержится в дневниках самого императора{20}, воспоминаниях А.И. Спиридовича{21}, П. Жильяра{22}, Дж. Бьюкенена{23}, работах С.П. Мельгунова{24}. Интересен своеобразный взгляд на проблему отречения Николая II как исключительно «военного заговора», «генеральской революции», «заговора генерал-адъютантов», «заговора генералов-республиканцев», перешедший со страниц некоторых эмигрантских изданий{25}.
  Ценные сведения об эпохе, в которой раскрылись военные дарования А.А. Брусилова, содержит мемуарная литература других его современников{26}. Хотя имя Брусилова упоминается там нечасто, каждое из таких упоминаний является довольно значимым. Эти свидетельства позволяют выяснить отношение к Брусилову и его деятельности со стороны различных общественных кругов и крупных исторических фигур.
  Статистическую информацию о службе Брусилова в «Особом совещании», относительно знаменитого «Воззвания» генерала и его последствиях содержат работы А. Геруа{27}, Д.В. Леховича{28}, С.В. Волкова{29}, С.Т. Минакова{30} и А.Г. Кавтарадзе{31}.
  Так же в работе вводятся в научный оборот ряд документов, содержащих важную информацию о службе Алексея Алексеевича Брусилова в РККА{32}.
  Важные вопросы поднимаются в материалах периодических изданий, в частности — эмигрантской прессе{33}. Оценки, даваемые в ней Брусилову, зачастую носят негативный характер.
 К числу опубликованных источников по теме наступления Юго-Западного фронта в мае-июне 1916 г. относятся сборники документов о Лодзинской, Варшавско-Ивангородской, Восточно-Прусской, Горлицкой операциях{34}. В 1940 г. увидел свет добротный сборник «Наступление Юго-Западного фронта в мае-июне 1916 г.»{35}. Ему предшествовал ряд статистических работ по итогам Первой мировой войны{36} и работы Военно-исторической комиссии, которая подготовила «Краткий стратегический очерк войны 1914-1918 гг.» и «Стратегический очерк войны 1914-1918 гг.»{37}
 Комплексное исследование всех видов источников, их анализ и сравнение позволяют решить поставленные в работе задачи, воссоздать максимально возможную объективную и всестороннюю картину военной и общественно-политической деятельности А.А. Брусилова.
 Степень изученности темы. Число монографий, посвященных собственно А.А. Брусилову, невелико. Первая из них вышла в 1916 г. Это была брошюра П.М. Андрианова{38}, приуроченная к победам Брусиловского Юго-Западного фронта. Брошюра отражала рост популярности Брусилова в военных и общественных кругах.
 Интерес к фигуре А.А. Брусилова значительно ожил в годы Великой Отечественной войны. В 1942 г. вышел большой очерк о Брусилове В.В. Мавродина{39}. В 1943—1946 гг. был опубликован целый ряд новых статей и брошюр о деятельности Брусилова как главнокомандующего Юго-Западным фронтом в 1916 г., о Брусиловском прорыве{40}. Но возвращение имени русского полководца было приостановлено в конце 1940-х гг. из-за обнаруженной «антисоветской» части его мемуаров.
 Первой, после долгого перерыва, научной публикацией об А.А. Брусилове стала статья Г. Белова, вышедшая в 1962 г.{41}. В 1964 г. появилась первая научная монография о Брусилове, автором которой стал И.И. Ростунов{42}. В ней впервые была предпринята попытка всестороннего научного изучения военной и общественно-политической деятельности генерала. Но, в силу политических требований того времени, автор не стал подробно рассматривать вопрос об отношении А.А. Брусилова к советской власти и большевистской партии. В 1980 г. в серии «Жизнь замечательных людей» (ЖЗЛ) вышла книга С.Н. Семанова{43} (переиздана в 1988 г.{44}), носившая в большей степени художественно-публицистический характер. Автор уделял большое внимание патриотическим устремлениям своего героя. В 1994 году была издана книга Ю.В. Соколова, в которой Брусилов был показан как православный русский патриот и националист, отвергавший идеологические установки советской власти{45}.
 Военная и общественно-политическая деятельность А.А. Брусилова рассматривается в ряде обобщающих работ о Первой мировой войне. Существует исследования, посвященные непосредственно наступлению Юго-Западного фронта 1916 г.{46} Этапной является монография А.М. Зайончковского, в которой анализируется вооруженные силы враждующих сторон, освещается ход военных действий, обобщаются их результаты. В работе выделены достижения А.А. Брусилова в области военного искусства{47}. Дальнейший прогресс в изучении данной темы связан с именем военных историков — А.А. Строкова и И.И. Ростунова{48}. Позитивно характеризовал деятельность Брусилова в своих фундаментальных исследованиях о Первой мировой войне Н.Н. Яковлев{49}.
 Интересна статья А.П. Жилина «К вопросу о морально-политическом состоянии Русской армии в 1917 году»{50}. Ее содержание позволяет судить о причинах неудач последнего наступления на русском фронте в июне 1917 г. В 1994 г. вышла монография, посвященная крупнейшим военачальникам русской армии в Первой мировой войне. Содержала она информацию и о Брусилове{51}. Среди современных исследований о Брусиловском прорыве выделяется работа С.Г. Нелеповича, обосновывающего положение о том, что Брусиловский прорыв отрицательно повлиял на положение русской армии{52}.
 В целом, оценки, даваемые А.А. Брусилову в современной отечественной историографии, достаточно противоречивы. С одной стороны, в нем видят одного из немногих талантливых и удачливых русских полководцев Первой мировой войны. Здесь можно выделить брошюру С.Н. Базанова{53}. С другой стороны, на Брусилова обрушиваются обвинения в измене монархии, в различных «темных» сторонах его деятельности (включая приверженность масонству и оккультизму){54}.
 Историографический анализ позволяет сделать вывод о том, что в имеющейся научной литературе все еще остаются недостаточно освещенными многие аспекты, связанные с военной и общественно-политической деятельностью Брусилова, с эволюцией его политического мировоззрения. Выводы, характеризующие военную и общественно-политическую деятельность русского генерала, зависят от политических взглядов авторов исследований и далеки от попытки воссоздания объективного портрета Брусилова как государственного и общественного деятеля. Оценки личности и деятельности Алексея Алексеевича весьма противоречивы, зачастую полярны и при этом недостаточно аргументированы. В монографиях, посвященных Брусилову, в неполной мере раскрыта роль генерала в военной и общественно-политической жизни России, в политических потрясениях, связанных с отречением Николая II, революцией 1917 года, недостаточно освещены участие Алексея Алексеевича в формировании РККА, эволюция его политических взглядов. Все это делает необходимым проведение новых научных исследований.
  Объект исследования — кардинальные изменения во взаимоотношениях общества и власти в России в первые десятилетия XX в., глубокий кризис российской государственности в данный период, процесс осмысления новых целей и задач общественного развития и национальных интересов страны в канун и после 1917 года. Данная проблематика раскрывается на примере военной, политической и общественной деятельности генерала А.А. Брусилова.
 Предмет исследовательской работы — военная и общественно-политическая деятельность А.А. Брусилова, его место и роль в принятии важных военных и политических решений, в социально-политической истории России первых десятилетий XX в.
 Целью исследования является воссоздание как можно более объективного исторического портрета А.А. Брусилова, выявление его места и роли в общественно-политической жизни России в первые десятилетия XX в., в том числе и после революционных событий 1917 г. на основе анализа его мировоззрения и практического участия в военных и государственных делах.
 Для достижения этой цели ставились и решались следующие задачи:
  •  проследить процесс воспитания и становления личности А.А. Брусилова — кадрового офицера русской армии; изучить начало его военной карьеры, участие в событиях русско-турецкой войны, деятельность в Офицерской кавалерийской школе и дальнейшую службу Брусилова в военных округах, его восхождение по ступеням военной карьеры до генеральского чина;
  •  исследовать участие А.А. Брусилова в событиях Первой мировой войны (до февраля 1917 г.) — в военных операциях 1914–1915 гг., легендарном Луцком (или «Брусиловском») прорыве 1916 г. и последовавшими за ним действиями; а также проанализировать отношение Брусилова к разразившейся войне, к «виновникам» ее развязывания и к лицам, которых Брусилов считал ответственными за военные неудачи России;
  •  дать характеристику действий Брусилова в ходе событий февральского переворота 1917 г. и обнаружить мотивы этих действий, проследить его общественно-политическую деятельность в этот период; проанализировать деятельность Алексея Алексеевича на посту Верховного главнокомандующего, выявить истинные причины его поражения и ухода;
  •  изучить и проанализировать отношение Брусилова к событиям Гражданской войны, обнаружить его политические симпатии и взгляд на послереволюционную действительность; проследить ход и характер службы Брусилова в Красной Армии, и выяснить смысл, который он в эту службу вкладывал.
 Методологические основы исследования образует сочетание различных методов решения задач, опирающихся на принцип историзма. Исследование носит комплексный характер и основано на соблюдении принципа объективности. Использование индуктивного и дедуктивного подходов позволяет соотносить каждый замысел, каждое существенное действие, предпринятое А.А. Брусиловым, с общими тенденциями социально-политического развития России, с общей ситуацией на театре военных действий и т. п. В работе использованы следующие основные методы:
  •  биографический, позволяющий дать анализ всего процесса становления и развития личности А.А. Брусилова, его военной и государственной деятельности;
  •  историко-сравнительный, открывающий возможность исследовать деятельность А.А. Брусилова на широком социокультурном фоне — его офицерскую службу в период последних десятилетий XIX в., превращение Брусилова в крупного и высокопоставленного военачальника в начале XX в., его участие в событиях Первой мировой войны, место и роль Брусилова в истории Отечества в первые годы советской власти;
  •  историко-генетический и историко-психологический ориентирующий на выявление побудительных мотивов действий и поступков Брусилова в конкретно-исторических условиях, его мировоззрения.
 Используются также системный и описательный методы. Сочетание разных походов и принципов позволяет провести всестороннее и объективное исследование военной и общественно-политической деятельности Брусилова в разные исторические периоды с целью создания объективного исторического портрета А.А. Брусилова в контексте взаимоотношений общества и власти в России дореволюционного и послереволюционного периодов.
 Научная новизна. В диссертации проведено комплексное исследование военной и общественно-политической деятельности А.А. Брусилова, показаны место и роль русского генерала в событиях первых десятилетий XX в. Внимательно исследованы, такие вопросы, как степень участия генерала Брусилова в «заговоре генералов», масонских ложах, подпольной антибольшевистской работе, в руководящем составе РККА.
 Анализ широкого круга новых и малоизвестных источников и богатого фактического материала, который впервые вводится в научный оборот, позволяет реконструировать единую панораму жизни, военной, общественной, политической и государственной деятельности А.А. Брусилова в неразрывной связи всех ее сторон. На основе данного исследования представляется возможным проследить закономерности развития военной элиты Российской империи, ее роль в революционных событиях в России в первой четверти ХХ века и конечную трансформацию части этой элиты в управленческий аппарат Советской России. Это, в свою очередь, дает возможность выявить ряд специфических особенностей взаимоотношений власти и общества в России в соответствующих хронологических рамках.
 Хронологические рамки исследования охватывают период с 1877 по 1924 г. — фактически весь период государственной службы и активной деятельности А.А. Брусилова. Нижняя хронологическая граница определяется моментом начала военной деятельности Брусилова в русско-турецкой войне 1877—1878 гг. Верхняя хронологическая граница обусловлена тем, что к 1924 г. Брусилов уволился из РККА и никакой активной военной и общественно-политической деятельностью не занимался.
 Практическая значимость диссертации заключается в том, что ее материалы и выводы могут быть использованы в научной и учебно-методической работе, при подготовке монографий, обобщающих трудов, учебников и пособий по истории, при разработке спецкурсов и спецсеминаров по истории России ХХ века, в научно-исследовательской работе студентов, аспирантов и преподавателей.
 Апробация работы. По материалам исследования сделаны доклады и сообщения на ежегодной Межвузовской научной конференции «Ключевские чтения» (Москва МПГУ) в 2007, 2008, 2009 годах и Всероссийских научных чтениях посвященных столетию со дня рождения профессора Д. С. Бабурина «Общество и власть в России ХХ — начала ХХI вв.: история и современность» (Москва МПГУ 2009).
  Основные положения диссертации отражены в научных публикациях автора.
 Структура диссертации исходит из поставленных задач. Принцип деления на главы — хронологический. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического указателя источников и литературы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ.

  Во введении обосновывается выбор темы, ее актуальность, научная новизна, формулируются основные цели и задачи, дается обзор источников и историографии темы.
 Первая глава «Становление личности» рассматривает период с рождения Брусилова до начала революционных событий 1917 года. Анализируется развитие и становление военных и общественно политических взглядов Брусилова на протяжении исследуемого периода.
 В первом параграфе анализируется начальный этап служебной деятельности Брусилова.
 Рано осиротев, Алексей Брусилов был взят на попечение родственниками, но при этом ясно понимал необходимость и неизбежность скорейшего начала своей самостоятельной жизни. Во время обучения в Пажеском корпусе он зарекомендовал себя способным, но своенравным юношей. Предпочитал те предметы, которые ему нравились, и не заботился об успеваемости по «нелюбимым» дисциплинам.
 Начав службу в армии, поручик Брусилов легко выделился из числа своих сослуживцев добросовестным отношением к возложенным на него обязанностям. Находясь на окраине империи — в Закавказье, он быстро овладевал необходимым военным опытом и пользовался расположением начальства. Даже серьезный военный проступок — участие в качестве секунданта в дуэли, приведшей к гибели одного из стрелявшихся, — не повлек за собой сколько-нибудь заметных последствий: два месяца ареста и небольшая (менее чем на год) задержка в получении должности полкового адъютанта. Последующее продвижение Брусилова по службе зависело от его способности проявить себя в Русско-турецкой войне 1877–1878 гг.
 «Боевое крещение» молодого офицера оказалось на редкость удачным. Брусилов со своим отрядом разоружил без единого выстрела крупный турецкий пограничный отряд во главе с бригадным генералом. Но продолжение службы на Кавказе после войны из-за отсутствия перспектив служебного роста не удовлетворяло Брусилова. Тем не менее, служба в 15-м драгунском Тверском полку позволила Брусилову вынести из опыта русско-турецкой войны 1877–1878 гг. ценный боевой опыт. И сделать для себя ряд выводов. В частности он решительно осудил метод обучения войск, при котором предпочтение отдавалось парадности, и убедился в необходимости в мирное время учить войска лишь тому, что от них потребуется на войне. Именно служба на Кавказе и участие в Русско-турецкой войне способствовали развитию в сознании Брусилова понимания роли России, как гаранта стабильности в мире, противовеса странам Запада. В эти же годы у него сформировались четкие патриотические убеждения, которые стали идейным основанием всей последующей военной и общественно-политической деятельности А.А. Брусилова.
 Во втором параграфе речь идет о службе Брусилова в Петербурге в офицерской кавалерийской школе.
 В диссертации показано, что А.А. Брусилов сыграл важную роль в развитии системы военного образования России. Ему удалось превратить Офицерскую кавалерийскую школу из второразрядного училища, воспитанники которого были призваны служить украшением парадов, в главное кавалерийское учебное заведение, готовившее лучшие офицерские кадры для этого рода войск — одного из самых маневренных. Брусилову удалось доказать, что преимущества кавалерии не являются исторически исчерпанными и могут быть с большим успехом востребованы в грядущих военных кампаниях.
 Будучи сначала заместителем начальника Офицерской кавалерийской школы, а позже возглавив ее, Алексей Алексеевич заслужил уважение и благосклонность великого князя Николая Николаевича и вошел в круг петербургской элиты. В связи с этим вполне закономерно, что у Брусилова в Петербурге появляются как друзья, так и недоброжелатели и завистники. Но он не придавал этому особого значения. Как патриот и профессионал Брусилов считал, что он должен быть полезен русской армии не только в теории, но и в практике. Для этого он отдавал много времени самообразованию{55}.
 Третий параграф повествует о деятельности Брусилова на посту командующего корпусами Варшавского, а после Киевского военных округов.
 Генералу Брусилову пришлось приложить максимум усилий для того, чтобы избавиться от репутации «лихого кавалериста», резкого в обращении и плохо владеющего навыками общего военного управления. Освободившись от некоторых привычек, приобретенных в кавалерийской школе, он приступил к повседневной, систематической и всесторонней подготовке вверенных ему военных частей к надвигающейся большой войне. Здесь он проявил себя как горячий и искренний патриот России, нацеленный на грядущие военные победы. К началу Первой мировой войны Брусилов находился на самой вершине русской военной иерархии — в 1912 г. ему был пожалован чин генерала от кавалерии («полного генерала»).
 Авторитет и уважение к Брусилову, укоренявшиеся в русском офицерстве, способствовали довольно быстрому превращению его в одну из ключевых фигур в среде высшего командования. Кроме того, Брусилов был врагом Германии не только по долгу службы, но и по глубокому убеждению. Именно в Германии и господствовавших там общественных настроениях он находил главную причину Мировой войны, считая, как и многие тогдашние политики, что англо-саксонский мир был гораздо ближе славянству, нежели германский. Брусилов все еще далек от политики, вся его энергия питается патриотическими чувствами и направлена подготовку вверенных ему войск к войне за спасение Отечества.
 В четвертом параграфе анализируется деятельность Брусилова на посту командующего 8-й армии Юго-Западного фронта, главнокомандующего всего Юго-Западного фронта, организация и проведение летнего наступления русской армии 1916 года.
 Военные действия 1914–1916 гг. выдвинули А.А. Брусилова в число ведущих русских военачальников. В ходе осенне-зимней военной кампании 1914 г. брусиловской 8-ой армией в Карпатах был накоплен большой военный опыт. Даже в условиях «Великого отступления» весны–осени 1915 г. эта армия не только ни в коей мере не утратила боеспособность, но неоднократно с успехом контратаковала наступающего неприятеля. Это обстоятельство во многом обусловило назначение Брусилова главнокомандующим войсками всего Юго-Западного фронта.
 Многообещающей выглядела крупная военная победа, одержанная брусиловским Юго-Западным фронтом весной и летом 1916 г. в ходе «Брусиловского прорыва». Однако высшие военные чины фактически сорвали наступление русских войск по всему фронту. В результате, «Брусиловский прорыв» стал последней крупной военной победой царской России. Брусилов не скрывал своего недовольства тем, что летом 1916 г., по его мнению, у него была отнята слава победителя австро-германского блока. Он утверждал, что при своевременно оказанной помощи Юго-Западному фронту со стороны Западного и Северо-Западного фронта, то война закончилась бы в конце 1916 года поражением Германии. Ответственность за это промедление Брусилов возлагал на Главковерха — Николая II{56}.
 Оставаясь патриотом и называя себя «русским националистом»{57}, Алексей Алексеевич уже не был сторонником правящего монарха, но оставался защитником России.
  Вторая глава «В период революционных потрясений» посвящена анализу целого круга проблем, связанных с событиями 1917 г.: отречение Николая II и революционные потрясения в Петрограде и Москве в феврале 1917 года, с деятельностью Брусилова на посту верховного главнокомандующего, провал летнего наступления 1917 года и последующее отстранение Брусилова от должности.
 В первом параграфе рассматриваются проблемы, связанные с ролью Брусилова в отречении Николая II, в частности, оспаривается правомерность утверждений о существовании так называемого «заговора генералов» и участии в нем Брусилова.
 На основе значительного фактического материала в диссертации доказывается, что в государственном перевороте, в результате которого Николай II был вынужден отречься от престола, Брусилов не принимал активного участия. Но Брусилов не стал и защищать действующего монарха. Причина этого крылась не в дурном отношении Алексея Алексеевича лично к государю, хотя их взаимоотношения были довольно прохладными. Главная причина пассивности Брусилова состояла в том, что он видел в Николае II основного виновника военных неудач русской армии и поэтому не считал необходимым защищать государя. Однако он считал, что отречение царя принесет с собой падение дисциплины в армии и духовный кризис русского общества. Но он даже не предполагал, что в итоге отречение Николая II приведет к падению монархии в целом. А.А. Брусилов был уверен, что спасти монархию можно, но для этого нужно пожертвовать монархом, и допускал эту возможность лишь в конкретных условиях войны и бунта в столицах{58}.
 Инициатива «заговора» против царя исходила, прежде всего, от политиков. Военные, включая Брусилова, считали необходимым, ради победы на фронте, введение чрезвычайного положения в тылу. Предусматривая такую меру, Брусилов подготовил к отправке в столицу части Юго-Западного фронта. Но, поскольку в Петрограде, Москве и Кронштадте властные, административные структуры оказались парализованными, не на кого было опереться, а бунт разрастался — государственные интересы были принесены в жертву политическим расчетам{59}.
  Второй параграф содержит анализ деятельности Брусилова на посту верховного главнокомандующего, анализ причин и последствий провала летнего наступления 1917 года.
  После падения монархии надежды на успешное окончание войны Брусилов связывал с новой властью. Назначение Алексея Алексеевича на должность верховного главнокомандующего, вместо опального генерала М.В. Алексеева — следствие именно оптимистического взгляда Брусилова на положение в армии и его неоправданная убежденность в том, что «армия хочет и должна наступать». Он ожидал резкого перелома на фронте и готовил войска к новому наступлению. Но назначение Брусилова Верховным главнокомандующим никак не способствовало успехам русской армии на фронте. Если в канун февральских событий «царская» Ставка смело планировала победоносное наступление русских армий, то уже в марте 1917 г. такое наступление признавалось гибельным.
  Ни активные военные действия, ни организация «революционных батальонов», введенных Брусиловым приказом по фронту № 561 в частях для выполнения особо опасных стратегических задач и повышения боевого духа в частях{60}, ни введение смертной казни уже не способны были остановить разложение армии. Провал давно ожидаемого и обещанного наступления (июнь—июль 1917 г.) закономерно повлек за собой отставку Брусилова, хотя ему было трудно взять на себя ответственность за неудачи на фронте.
  Не менее удручающим для Брусилова могло быть осознание того, что именно «Февраль», в котором многие генералы видели предвестника «победы», превратил главнокомандующих фронтами в «главноуговаривающих» и, в конечном счете, погубил армию как таковую. Брусилову, патриоту и страстному стороннику продолжения войны до победного конца, пришлось надеть красный бант и начать «заигрывать с советами» ради одной цели — поддержания боеспособности армии{61}.
  В третьем параграфе анализируются причины и ход отстранения Брусилова с поста главнокомандующего и замена его Л.Г. Корниловым.
  После провала наступления русской армии летом 1917 года Временному правительству, для поддержания собственного авторитета, необходимо было найти и покарать виновного. Неудобного Брусилова заменили более демократичным, по мнению Керенского, Корниловым.
  Политика Временного правительства не оправдала надежд Алексея Алексеевича. Не смотря на это, генерал не принял участие в Корниловском мятеже, а впоследствии резко осудил его. В диссертации доказывается, что в это мятежное время Брусилов руководствовался не стремлением сохранить верность Керенскому, а размышлениями совершенно иного рода. Дело в том, что генерал пытался собрать средства для подкупа войск Московского гарнизона. В диссертации высказывается предположение, что Брусилов сам готовился возглавить восстание, но, не дождавшись финансовой поддержки, не отважился рисковать жизнями патриотически настроенных офицеров. Позднее Алексей Алексеевич смирился с неизбежным падением Временного правительства и остался в Москве, не пожелав покинуть Россию в такой трагический для страны период{62}.
  Третья глава «На службе в Советской России» рассматривает широкий спектр вопросов, связанных с военной и общественно-политической деятельностью А.А. Брусилова в Советской России.
 Первый параграф включает в себя анализ взаимоотношения Брусилова с руководством Белого Юга, антисоветского подполья и Советской России.
 В годы Гражданской войны имя А.А. Брусилова оставалось весьма популярным. Оно превратилось в своеобразное знамя. Обе воюющие в Гражданской войне стороны желали привлечь его на свою сторону. Можно утверждать, что в начале Гражданской войны Алексей Алексеевич симпатизировал «Белому делу», но назвать его ярым сторонником белого движения нельзя. К тому же, оставаясь в Москве, Брусилов соблюдал максимальную осторожность. Так, документы, свидетельствующие о наличии в Москве нескольких подпольных антибольшевистских «брусиловских групп», говорят о том, что генерал рассчитывал на возможность организации внутригородского восстания в Москве к приходу к городу белых{63}. На основе неопубликованных воспоминаний Б.С. Пермикина в диссертации высказывается предположение, что Брусилов пытался помешать оттоку бывших офицеров на юг в Добровольческую армию. Он считал, что необходимо было накапливать силы в Москве. Представляется, что лично в организации подполья Брусилов не участвовал, но готов был его возглавить при подходящем случае, однако страшился необдуманных шагов{64}.
 Впрочем, уже в конце 1919 года, после того как Красная армия успешно отразила наступление армии А.И. Деникина на Москву, Брусилов, казалось бы, смиряется с окружающей его реальностью, а с началом польской агрессии против Советской России формулирует для себя новый патриотический принцип: служение народу, а не форме государственного управления.
 Второй параграф посвящен изучению проблем связанных с переходом Брусилова на службу в РККА. Анализируются причины, последствия и общественный резонанс, связанный с этим шагом Алексея Алексеевича. Характеризуется специфика деятельности Брусилова в совещательных органах и на руководящих постах в РККА.
 А.А. Брусилов поступает на службу в Красную армию в 1920 году при появлении угрозы целостности страны со стороны Польши. Впрочем, даже поступив на советскую службу, генерал практически не скрывал своего отрицательного отношения к большевистскому режиму и даже своей мечты о «перевороте». Более того, первые успехи армии Врангеля на юге России оживили антибольшевистские надежды Брусилова. Например, именно в это время он разрабатывает план похода на Москву, в ходе которого он был готов возглавить части белого офицерства из армии Врангеля{65}. Одновременно он добивается пополнения войск РККА большим количеством кадровых офицеров старой армии, откликнувшихся на «Воззвание», подписанное А.А. Брусиловым. Тем самым генерал хотел разбавить «революционный фон» в советских войсках, а в случае успешной реализации плана похода на Москву, он надеялся, что офицеры старой армии, перешедшие на службу в Красную армию, поддержат антибольшевистский переворот.
 После падения Врангеля в Крыму и крушения надежд на возможность возглавить врангелевскую армию в ее новом походе на Москву, Алексей Алексеевич сосредотачивает все свое внимание на налаживание эффективного функционирования аппаратов Красной армии. Опасность иностранного вторжения заставляет старого патриота сделать ставку на Советскую Россию, как на единственного гаранта территориальной целостности государства. Алексей Алексеевич не видел трагедии в том, что в деле защиты Родины и ее исторических рубежей попутчиками борющихся за «русское дело» патриотов будут большевики.
 В третьем параграфе рассматривается деятельность Брусилова в последние годы жизни.
 Смирившись с воцарившейся в стране новой реальностью, Брусилов, находясь на посту инспектора кавалерии, пытался способствовать укреплению и развитию войск РККА. В этом он видел свой вклад в укрепление обороноспособности Отечества. Будучи также главным военным инспектором Главного управления коннозаводства, Брусилов отдал приказ, в котором дал характеристику незавидного положения в кавалерии и необходимости ее скорейшего восстановления. Но власти не допускали Алексея Алексеевича до руководства войсками, оставив во введении генерала лишь вопросы организации тыла. В итоге, деятельность Брусилова ограничивалась функциями советника и теоретика организации военного дела. Кроме того, он проявлял заботу об офицерах, «пристраивая их на паек и жалование» на работу в различные советские учреждения.
 В 1924 году в период сокращений Брусилов фактически увольняется с государственной службы, оставаясь, правда номинально в штате. Хотя Алексей Алексеевич и пользовался в Красной армии почетом и уважением, он так и не удостоился права командовать какой-либо реальной военной силой. Став военным специалистом, советником и теоретиком, он больше никогда не был военачальником.
 В Заключении подведены итоги и суммированы выводы работы.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

 Публикации в периодических научных изданиях, рекомендуемых ВАК:
  1. Александров Б.Ю. А.А. Брусилов на службе у Советской власти // Вестник Российского университета дружбы народов. — М., 2008. №6 — С.13–18. (0,4 п.л.)
  2. Александров Б.Ю. А.А. Брусилов как военный и общественно-политический деятель (историография и источники изучения проблемы) // Вестник Российского университета дружбы народов. — М., 2009. №5 — С.13–20. (0,4 п.л.)


  Другие публикации:
  3. Александров Б.Ю. «Они сгинут, а Россия останется…» Генерал Алексей Алексеевич Брусилов на службе в Красной армии // Роман-журнал XXI век. — М., 2007. № 4. — С.92–97. (0,4 п.л.)
  4. Александров Б.Ю. А.А. Брусилов и «заговор генералов». Ключевские чтения — 2007. Материалы Межвузовской научной конференции: Сборник научных трудов. — М.: МПГУ, 2007. — С.297–302. (0,5 п.л.)
  5. Александров Б.Ю. А.А. Брусилов и масоны. Ключевские чтения — 2008. Материалы Межвузовской научной конференции: Сборник научных трудов. — М.: МПГУ, 2008. — С.409–414. (0,4 п.л.)
  6. Александров Б.Ю. Деятельность А.А. Брусилова в «Особом совещании при главкоме штаба РККА». Ключевские чтения — 2009. Материалы Межвузовской научной конференции: Сборник научных трудов. — М.: МПГУ, 2009. — С.303–306. (0,4 п.л.)

________________________
{1} См.: ГА РФ. Ф.5972 (Брусиловы), 579 (Милюков П.Н.), 555 (А. И. Гучков), 393 (Народный комиссариат внутренних дел РСФСР (НКВД РСФСР). 1917–1930), 1807 (Керенский А. Ф.)
{2} См.: РГВИА. Ф.162 (Брусилов А.А.), 3509 (2-я Гвардейская кавалерийская дивизия), 2206 (14-ый армейский корпус), 2134 (Штаб 8-й армии), 2067 (Штаб главнокомандующего армиями Юго-Западного фронта).
{3} См.: РГВА. Ф.11 (ВСЕРОГЛАВШТАБ, Секретариат военного комиссара штаба)., 33989 (ВСЕРОГЛАВШТАБ, Секретариат второго зама председателя Реввоенсовета).
{4} Брусилов А.А. Мои воспоминания. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2004. — 446 с.: ил., схем., карты.
{5} См.: Сенин А.С. По поводу воспоминаний А.А. Брусилова // Отечественные архивы. 2002. №2. С.123.
{6} См.: Брусилов А.А. Мои воспоминания: Посмертное издание. — М., Л.: Гос. Издат-во, 1929. — 250 с.
{7} См.: Брусилов А.А. Мои воспоминания. — Рига: Мир, 1930. — 279 с.
{8} Брусилов А.А. Мои воспоминания. — М.: Воениздат, 1941. — 246 с.; Брусилов А. А. Мои воспоминания. — М.: Воениздат, 1943. — 263 с.; Брусилов А. А. Мои воспоминания. — М.: Воениздат, 1946. — 264 с.; Брусилов А. А. Мои воспоминания. — М.: Воениздат, 1963. — 288 с.
{9} См.: Брусилов А.А. Мои воспоминания. / Предисловие П. А. Жилина. — М.: Воениздат, 1983. — 256 с.
{10} См.: Брусилов А.А. Мои воспоминания. Ч. 2 // Военно-исторический журнал. — 1989. — №10, 12; там же — 1990. — №2; там же — 1991. — №2. {11} См.: Брусилов А.А. Мои воспоминания. — М.: РОССПЕН, 2001. — 464 с., л. ил., портр., карт.
{12} См.: Брусилов А.А. Мои воспоминания. — Минск: Харвест, 2002. — 432 с.
{13} См.: Брусилов А.А. Мои воспоминания / Сост. В.А. Авдеев, С.Г. Нелипович. — М.: ОЛМА-ПРЕСС Звездный мир, 2004. — 446 с.
{14} ГА РФ. Ф.5972, Оп.1. Ед.хр.7, Оп.3, Ед.хр.96, Оп.1, Ед.хр.6.
{15} ГА РФ. Ф.5972, Оп.1. Ед.хр.19а.
{16} См.: Деникин А.И. Путь русского офицера. — М.: Прометей, 1990. — 304 с.
{17} См.: Гурко В. Война и революция в России. — Москва: Центрполиграф, 2007. — 399 с.
{18} См.: Алексеева-Борель В. Сорок лет в рядах русской императорской армии. Генерал М. В. Алексеев. — СПБ, 2000. — 752 с.
{19} См.: Керенский А.Ф. Россия на историческом повороте. Мемуары: Пер. с англ. — М.: Республика, 1993. — 508 с.; Керенский А.Ф. Русская революция. 1917. — М.: Центрполиграф, 2005. — 384 с.
{20} См.: Дневники и документы из личного архива Николая II. — Минск: Харвест, 2003. — 368 с.
{21} См.: Спмиридович А. И. Великая война и февральская революция: Воспоминания. — Минск: Харвест, 2004. — 720 с.
{22} См.: Жирарден Д., Жильяр П. Рядом с царской семьей / Д. Жирарден. Гувернер Романовых; П. Жильяр. Император Николай II и его семья. — М.: Вече, 2006. — 304 с.
{23} См.: Бьюкенен Д. Моя миссия в России. Воспоминания английского дипломата. — М.: Центрполиграф, 2006. — 399 с.
{24} См.:Мельгунов С. П. На путях к дворцовому перевороту. — М.: Бородино-Е, 2003. — 256 с.
{25} См.: Кобылин В. С. Император Николай II и заговор генералов. — М.: Вече, 2008.; Кобылин В. С. Анатомия измены. — СПб.: Царское село, 1998.; Якобий И.П. Император Николай II и революция. — М., 2005.
{26} См.: Вильгельм II. Мемуары. — Минск: Харвест, 2003. — 464 с.; Курлов П.Г. Воспоминания. — М.: Захаров, 2002. — 301 с.; Сухомлинов В.А. Воспоминания. Минск: Харвест, 2005. — 623 с.; Родзянко М.В. За кулисами царской власти. — М.: Панорама, 1991. — 46 с.; Шульгин В.В. Дни. Л.: Прибой, 1925. — 228 с.; Бубнов А.Д. В царской ставке. — СПБ.: Обелиск, 1995. — 176 с.(Русское военно-морское зарубежье. Вып. 5).; Людендорф Э. Мои воспоминания о войне 1914 г. — М.: Центрполиграф, 2007. — 349 с.; Ллойд-Джордж Д. Речи, произнесенные во время войны: Воспоминания. Мемуары. — Минск: Харвест, 2003. — 208; Палеолог М. Царская Россия во время мировой войны. — М.-Пг.: Госиздат, 1923. — 471 с.; Петибридж Р. Русская революция глазами современников. — М.: Центрполиграф, 2006. — 319 с.; Долгоруков П.Д. Великая разруха. — М.: Центрполиграф, 2007. — 367 с.; Чернов В.М. Великая русская революция. — М.: Центрполиграф, 2007. — 430 с.; Церетели И.Г. Кризис власти. — М.: Центрполиграф, 2007. — 255 с.; Соловьев Ю.Я. Воспоминания дипломата. — Минск: Харвест, 2003. — 416 с.; Будберг А. Дневник белогвардейца. (Колчаковская эпопея) — Л.: Прибой, 1929. — 301 с.; Мишагин-Скрыдлов А.Н. Россия белая, Россия красная. — М.: Центрполиграф, 2007. — 238 с.; Шидловский С.Н. Записки белого офицера. — СПБ.: Алетейя, 2007. — 88 с.; Бонч-Бруевич М.Д. Вся власть Советам. — М: «Воениздат», 1957. — 356 с.; Лемке М. К. 250 дней в царской ставке. — Минск: Харвест, 2003. — 672 с.
{27} См.: Геруа А. Полчища. — София, 1923 — 434 с.
{28} См.: Лехович Д.В. Белые против красных. — М.: Воскресенье, 1992. — 368 с.
{29} См.: Волков С.В. Трагедия русского офицерства. — М.: Центрполиграф, 2002. — 509 с.
{30} См.: Советская военная элита 20-х годов. — Орел: «Орелиздат», 2000. — 560 с.
{31} См.: Кавтарадзе А.Г. Военные специалисты на службе Республики Советов 1917–1920 гг. — М. 1988 г. — 176 с.
{32} РГВА. Ф.11. Оп.3. Ед.хр 54; Оп.8. Ед.хр.1206; Ф.11. Оп.12. Ед.хр.15; Ф.33989. Оп.1. Ед.хр.22.
{33} ГА РФ. Оп. 1, Ед. хр. 14; Оп.1. Ед.хр.11; Оп.1. Ед.хр.112.
{34} См.: Лодзинская операция: Сб. документов. — М., 1936; Варшавско-Ивангородская операция: Сб. документов. М., 1938; Восточно-прусская операция: Сб. документов. — М., 1939; Горлицкая операция: Сб. документов. — М., 1941.
{35} См.: Наступление Юго-Западного фронта в мае-июне 1916 г.: Сб. документов. — М., 1940.
{36} См.: Россия в мировой войне 1914–1918 гг. (в цифрах). — М., 1925; Мировая война в цифрах. — М.-Л., 1934; Летопись войны 1914 — 1916 гг. — Пг., 1916.
{37} См.: Краткий стратегический очерк войны 1914–1918 гг. Русский фронт. — М., 1918–1919. Вып. 1-2; Стратегический очерк войны 1914–1918 гг. — М., 1920–1923. Ч. 1-8.
{38} См.: Андрианов П.М. Генерал Брусилов. — Одесса: Е. И. Фесенко, 1916. — 24 с.
{39} См.: Мавродин В.В. А.А.Брусилов. — М.: ОГИЗ,1942. — 48 с.; Мавродин В. В. Брусилов. — М.: Госоплитиздат, 1943. — 27 с.
{40} См.: Таленский Н. Брусилов как командующий фронтом // Красная звезда. — 28 января 1943 г. — № 22; Сельвинский И.Л. Генерал Брусилов. — М.-Л., 1943; Кузнецов Ф. Е. Брусиловский прорыв. — М.: Красный пролетарий, 1944; Редкин А. Брусиловский прорыв. — М., 1946.
{41} См.: Белов Г. Русский полководец А.А. Брусилов // Военно-исторический журнал. —1962. — №10.
{42} См.: Ростунов И.И. Генерал Брусилов. — М.: Воениздат, 1964. — 246 с.
{43} См.: Семанов С.Н. Брусилов. — М.: ЖЗЛ, 1980. — 318 с.
{44} Семанов С.Н. Генерал Брусилов. — М.: Молодая гвардия, 1988. — 316 с.
{45} См.: Соколов Ю.В. Красная звезда или крест? — М.: Россия молодая, 1994. — 167 с.
{46} См.: Мировая война 1914-1918 гг. Луцкий прорыв. Труды и материалы к операции Юго-Западного фронта в мае-июне 1916 года. М., 1924; Ветошкин Л. В. Брусиловский прорыв: Оперативно-стратегический очерк. М., 1940.
{47} См.: Зайончковский А.М. Мировая война 1914–1918. — М., 1938–1939. Т.1-3.
{48} См.: Строков А.А. Вооруженные силы и военное искусство в первой мировой войне. — М., 1974; Строков А.А. История военного искусства. СПБ.: Полигон, 1994. Т.5. — 710 с.; Ростунов И.И. История первой мировой войны. — М., 1975, Т. 1-2.; Ростунов И.И. Русский фронт первой мировой войны. — М., 1976.
{49} См.: Яковлев Н.Н. 1 августа 1914 г. — М.: Молодая гвардия, 1974. — 352 с.
{50} Первая мировая война. Дискуссионные проблемы истории. — М.: Наука, 1994.
{51} Португальский Р.М., Алексеев П.Д., Рунов В.А. Первая мировая война в жизнеописаниях русских военачальников. — М.: Элакос, 1994.
{52} См.: Нелипович С.Г. Брусиловский прорыв. Кампания 1916. — М.: Цейхгауз, 2006.
{53} Базанов С.Н. Алексей Алексеевич Брусилов. — М.: Цейхгауз, 2006. — 48 с.
{54} См.: Брачев В., Шубин А. Масоны и февральская революция 1917 года. — М.: Яуза-пресс,2007. — 352 с.; Брачев В. Оккультные истоки революции. — М.: Издатель Быстров, 2007. — 480 с.; Серков А. И. История русского масонства, 1845-1945 гг. — СПБ.: Издательство им. Н. И. Новикова, 2000. — 390 с.; Берберова Н.Н. Люди и ложи. Русские масоны ХХ столетия. — М.: Прогресс-традиция, 1997. — 397 с.; Аврех А.Я. Масоны и революция. — М.: Политиздат, 1990. — 348 с.; Старцев В.И. Русское политическое масонство начала хх века. — СПБ.: Д.А.Р.К., 2004. — 320 с.; Платонов О.А. Терновый венец России. Тайная история масонства. 1731–1996. — М.: Родник, 1998. — 702 с.; Соловьев О.Ф. Русское масонство. 1730–1917. — М.: Изд-во МГОУ, 1993. — 265 с.; Бегун В.Я. Рассказы о «детях вдовы». 2-е издание — Минск: Наука и техника, 1986. — 141 с.; Андреев Д.А. Русская периодическая печать начала ХХ века о масонстве // Вестник Московского университета. Сер. 8 История. 1996. №1.
{55} ГА РФ. Ф.5972. Оп.1. Ед.хр.1а.
{56} См.: ГА РФ. Ф.5972. Оп.1. Ед.хр.1.
{57} См.: ГА РФ. Ф.5972. Оп.3. Ед.хр.168.
{58} См.: Красный архив. Т.3 (22). — М.-Пг: 1927. С.68–69
{59} См.: Там же.
{60} РГВИА. Ф.2014. Оп.1. Ед.хр.3. Л.37 об.
{61} См.: ГАРФ. Ф. 5972. Оп. 3. Ед. хр. 62; Будберг А. Дневник белогвардейца. (Колчаковская эпопея) — Л., — 1929. — С. 301; Лехович Д. В. Белые против красных. — М., — 1992. — С. 77; Русское слово. 1917. 23 мая (5 июня) — С. 7.
{62} См.: ГА РФ. Ф.5972. Оп.1. Ед.хр.19а.
{63} Пермикин Б.С. Воспоминания. Неопубликованная рукопись. Источник предоставлен С.Г. Зириным и В.Ж. Цветковым; ГА РФ. Ф.5913. Оп.1. Ед.хр.189. Л.9-16; Ф.5827. Оп1. Ед.хр.168. Л.3-5; Астров Н. Николай Николаевич Щепкин // Памяти погибших. — Париж, 1929. — С.99-100.
{64} См.: ГА РФ. Ф.5972. Оп.3. Ед.хр.46а; Гурко В.И. Из Петрограда через Москву, Париж и Лондон в Одессу. 1917–1918 гг. // Архив русской революции. Т. XV. Берлин, 1924. С.9.
{65} См.: ГА РФ. Ф.5972. Оп.1. Ед.хр.14; А.А. Брусилов. Мои воспоминания. М: ОЛМА-ПРЕСС, 2004. — С.284.


Разработка и дизайн: Бахурин Юрий © 2009-2010
Все права защищены. Копирование материалов сайта без разрешения администрации запрещено.
чемодан пластиковый купить