Посвящается памяти прадеда - нижнего чина Новогеоргиевской крепостной артиллерии...



Библиотека
Библиография
Источники
Фотографии
Карты, схемы
Штык и перо
Видеотека

Об авторе
Публикации
Творчество

Объявления
Контакты




Библиотека

Пахалюк К.А. Иваны-родство-вспоминающие, или Захоронения и памятники Первой мировой войны на территории Калининградской области
// Восточная Пруссия, 1914-1915. Неизвестное об известном. Калининград, 2008. С.101-122.

  Долгое время считалось, что в России нет памятников павшим в Великой войне 1914-1918 гг. В 2004 году к 90-летию со дня ее начала на месте бывшего братского кладбища в Москве был открыт мемориальный комплекс героям Первой мировой. Некоторые считают его первым в России подобным захоронением{1}. Что не совсем верно. В Калининградской области на сегодняшний день, по сведениям краеведа А.Л. Лалэко, известно около 150 отдельных обелисков и захоронений времен Первой мировой войны{2}. Точное количество краеведами пока выясняется{3}.
  В самой Восточной Пруссии по данным на 1939 год (включая округ Мариенведера и Мемельский край) было почти 2200 братских и индивидуальных могил эпохи Первой мировой (без учета памятных знаков немецким воинам, стоявших практически во всех городах и селах!), где покоилось около 61 200 солдат и офицеров{4}. Из них 27 860 немцев (включая 11 австрийцев) и 32 540 русских. Среди погребенных есть также 700 румын, 40 англичан, 31 бельгиец, 8 сербов, 4 француза, 3 итальянца и американец{5}.
  Несмотря на такую внушительную цифру в 2200 захоронений, около 1800 составляли кладбища в 1 – 20 человек. Также на 171 кладбище размещалось по 20 – 50 погибших. В 85 братских могилах лежало по 50 – 100 солдат, а в 126-ти – по 100 – 500 воинов. Захоронений, где покоилось более 500 человек, существовало примерно 10 (большинство из них – в зоне действий 1-й русской армии генерала П.К. фон Ренненкампфа). Сюда же следует добавить еще два крупных погребения при лагерях для военнопленных.
  Братских могил, где упокоены свыше 1000 человек – еще меньше. Самым крупным считалось лазаретное кладбище в Кенигсберге, где обрели покой 2878 человек (2607 немцев, 263 русских, 5 австрийцев, 2 румына и 1 американец); 2677 солдат было погребено в Хайльсберге (2108 русский, 501 румын, 39 англичан, 21 бельгиец, 8 сербов). Нельзя забывать и про захоронения в Орлау (1425 воинов) и Маттишкемене (1084 солдат). В этот перечень (по немецким сведениям) можно добавить и Лесное кладбище в Тильзите (1000 русских и немцев){6}.
  Первые братские могилы были обустроены еще во время войны. Нужно отдать должное: немцы с почестями относились к павшим солдатам противника. Эти захоронения поддерживались в должном порядке и позднее, не только в годы Веймарской республики, но и даже – Третьего Рейха. Кроме того, во многих немецких селах и городах были установлены памятные знаки в честь немецких воинов. Ведь для людей того времени Первая мировая война имела такое же (или даже большее) значение, какое для нас – Великая Отечественная.
  Во времена Веймарской республики и Третьего Рейха на территории Германии самым крупным и известным монументом Первой мировой был мемориальный комплекс «Танненберг» (около г. Хохенштейна), построенный в честь одной из наиболее громких немецких побед этой войны.
  26-31 августа 1914 г. 8-й армии под командованием П. фон Гинденбурга и Э. Людендорфа, воспользовавшейся ошибками русского командования, удалось разгромить 2-ю русскую армию генерала А.В. Самсонова. Размах операции, равно как ее роль в ходе войны, в немецкой литературе часто преувеличивали. Однако не следует забывать: находившейся на грани поражения германской армии, сжимаемой превосходящими силами противника с двух сторон, удалось не только выбраться из угрожающей ситуации, но и нанести поражение русским войскам.
  Как писал Э. Людендорф: «По моему предложению, это сражение было названо «битвой при Танненберге» в память того боя, в котором Тевтонский орден был разбит союзными литовской и польской армиями»{7}. Здесь имеется в виду известное Грюнвальдское сражение 1410 г., которое положило начало распаду Тевтонского ордена. Именно как реванш за то далекое поражение (в составе польско-литовской армии сражались и смоленские полки) была преподнесена новая победа.
  Конечно, Танненберг 1914 г. – довольно крупный успех, позволивший сорвать оккупацию провинции. Но все же его результаты несколько скромнее (даже по сравнению с Грюнвальдом 1410 г.), нежели их иногда пытаются представить: перелом осуществился только на восточно-прусском фронте. Поэтому ставить Танненберг в один ряд с такими ключевыми в мировой истории битвами, как, например, под Седаном (1870 г.) или Аустерлицем (1805 г.) не стоит, впрочем, как и не следует принижать значение столь большого успеха, который позволил вытеснить русские войска из провинции, сняв опасность не только полной ее оккупации, но и дальнейшего вражеского похода на Берлин.
  Во время Первой мировой войны Танненбергская победа стала играть немалое идеологическое значение. Да и в годы Веймарской республики разве можно было забыть о столь громкой «виктории», особенно когда президентом страны в 1925 г. стал один из ее «отцов», дряхлеющий «спаситель Восточной Пруссии» П. фон Гинденбург? Поэтому нет ничего удивительного в том, что это сражение стало олицетворением мощи немецкого оружия. И можно поспорить, какая роль победы на фронте Зольдау – Гогенштейн – Бишофсбург в августе 1914 г. оказалась в итоге более значительна: военно-тактическая (разгром одной русской армии) или идеологическая.
  Сам Танненбергский комплекс (проект В. и Й. Крюгер) был заложен 31 августа 1924 года – в десятую годовщину битвы. Интересно, что средства на строительство были собраны из частных пожертвований специальным комитетом, который возглавлял генерал Кан. Торжественное открытие мемориала состоялось 18 сентября 1927 г.{8} Когда в августе 1934 г. П. фон Гинденбург умер, то по указу А. Гитлера он был здесь же похоронен. 2 октября 1935 г., в очередную годовщину со дня рождения «спасителя Восточной Пруссия», его тело перенесли в специальный склеп. Тогда же памятник был взят под охрану Третьего Рейха и стал именоваться «имперским монументом в Танненберге».
  О нем писали в книгах и путеводителях, его изображение печатали на открытках и даже на марках. Сам мемориал служил мощным оружием пропаганды в руках национал-социалистов и был в то время, пожалуй, одним из важнейших символов Восточной Пруссии, если не всей Империи. В 1945-м во время наступления советских войск комплекс взорвала отступающая гитлеровская армия. Останки П. фон Гинденбурга и его жены отправили в Марбург и захоронили в кирхе Св. Елизаветы, где они покоятся до сих пор{9}.
  В районе разгрома 2-й армии генерала А.В. Самсонова (ныне – территория Польши) было немало захоронений, например, в Лане (54 немца и 89 русских, которые погибли в бою под Орлау и Франкенау 23-24 августа); в Дрёбнис у Остероде (185 немцев из 1-го батальона 9-го резервного пехотного полка, павшие 28 августа); в Ваплиц (428 немцев и 162 русских, погибшие 28 августа); в Гогенштейне (137 немцев и 307 русских); в Ортельсбурге (170 немцев и 78 русских). Это далеко не полный перечень братских кладбищ{10}. Кроме того, существовал памятный камень на месте гибели генерала А.В. Самсонова{11}. Как известно, еще во время войны его тело было перенесено женой на родину.
  В Восточной Пруссии находились мемориалы и другого характера. Так, в д. Абшванген{12} стоял памятник мирным жителям, расстрелянным русскими войсками.
  В ночь на 29 августа в этой деревне была обстреляна штабная машина кавалергардов (из состава 1-й гвардейской кавалерийской дивизии), в результате чего погиб корнет Голынский. Эту засаду устроил разъезд немецких кирасир, который смог незаметно пробраться в город из района Кенигсберга (не только же русские солдаты умели проходить через вражеские охранения незамеченными!). В ответ на следующий день кавалергарды, думая, что стреляли местные жители, оцепили деревню и произвели массовый обыск. Всех, у кого нашли оружие, согласно законам военного времени, расстреляли, а их дома сожгли. В результате пало 65{13} (по другим данным – 61){14} человек в Абшвангене и 9 человек в Ной-Вальдеке и Альменхаузене (в последней деревне располагался штаб дивизии). Довольно глупо со стороны местного населения было бы оказывать сопротивление противнику, когда его кавалерия находится неподалеку, а крупных немецких сил рядом нет. Впрочем, подобное поведение кавалергардов (а это – один из элитных полков русской гвардии) согласуется с приказом командующего 1-й армией генерала П.К. фон Ренненкампфа о том, что следует сжигать все селения, откуда производятся выстрелы по русским войскам.
  Сам мемориал в Абшвангене не сохранился, в отличие от памятника в Альменхаузене (ныне пос. Каштаново), где высечены имена 9 погибших мирных граждан. Сейчас этот обелиск находится напротив разрушенной кирхи во дворе семьи К. Кадацкого.
  В 1945 году 1/3 часть Восточной Пруссии (как раз в зоне действий 1-й русской армии генерала П.К. фон Ренненкампфа в 1914 г.) отошла к СССР, остальные земли – Польше. Что же случилось с братскими могилами времен войны 1914-18 гг. на территории нынешней Калининградской области? Многие мемориалы пострадали в ходе тяжелых боев 1944-45 гг. Сохранившиеся были либо забыты, либо окончательно разрушены, и лишь немногие – взяты под опеку (часто – чисто номинальную) новых властей. Как ни странно, но отношение к захоронениям Первой мировой войны в советское время было зачастую хуже, чем в немецкое.
  Согласно «Списку исторических памятников, находящихся на территории Калининградской области на 1. 10. 1955 г.»,{15} новые власти успели поставить на учет всего две братские могилы времен 1914-18 гг., находившиеся рядом друг с другом на ул. Героев в Советске{16}. На конец 1956-го года общее состояние обелиска на захоронении 3 офицеров и 298 русских солдат рассматривалось как «удовлетворительное»{17}. Состояние другого кладбища (где обрели покой 187 русских и 1 румынский воинов) было, наоборот, «неудовлетворительным»{18}. Оба захоронения не имели оград. Хотелось бы добавить, что после Второй мировой с братских могил сняли и вывезли в Литву надгробные плиты, где в одной из воинских частей ими вымостили пол в эллинге (часть плит вернули в начале 1990-х){19}.
  Затем во второй половине 1950-х в общий список добавились захоронения в г. Гусеве и пос. Ясная Поляна{20} (имеется в виду братское кладбище пос. Совхозное){21}, а также монумент русским и немецким воинам в пос. Дружба (бывший Алленбург). Кстати, здесь похоронены русские и немецкие солдаты (3 русских и 129 немцев), погибшие в бою 9 сентября 1914 г.{22} На открытии памятника 7 сентября 1924 г. присутствовал сам генерал-фельдмаршал П. фон Гинденбург{23}.
  В 1957 году (в период «оттепели») в совхозе Чистые Пруды{24} восстановили обелиск над могилами русских воинов, погибших в 1914-18 гг.{25} Это захоронение тогда взяли даже под государственную охрану (все вышеперечисленные – под местную). Но уже через три года, согласно решению «Об улучшении дела охраны памятников культуры в области» (Исполкома Калининградского областного Совета депутатов трудящихся от 31.10.1960), из 336 зарегистрированных исторических памятников культуры на государственной охране находилось 31{26}. Все они перечислены в приложении, но в этот список не попала братская могила в Чистых Прудах. Скорее всего, ее номинально передали в ведение местного совета или вообще «потеряли» в бумагах. Конечно же, кладбища времен Первой мировой войны были в плохом состоянии. Как отмечено в «Решении о дальнейшем улучшении дела охраны памятников культуры в области» от 31 октября 1960 г.: «В Нестеровском, Гусевском районах в запущенном состоянии находится историко-мемориальный памятник 1914 года»{27}. Интересная особенность: несмотря на то, что на многих братских кладбищах покоились немецкие солдаты, о них в документах не было ни слова. Особого внимания захоронениям (или, тем более, отдельным монументам) времен Первой мировой войны не уделялось, никто должного ухода за ними не вел, зачастую они вообще игнорировались. К примеру, упоминаемый историком В.Н. Балязиным обелиск в Краснознаменске{28}, согласно списку на начало 1960-х{29}, даже не был поставлен на учет.
  Начиная с 1960-х гг. о военных кладбищах 1914-18 гг. стали забывать. В это время обустраивались братские могилы советских воинов. В тех же документах второй половины 1950-х можно неоднократно прочитать, что они находятся в плохом состоянии и требуют скорейшей реставрации. Одно решение исполкома Калининградского областного Совета депутатов трудящихся от 18. 07. 1956 г. так и называется «О неудовлетворительном содержании кладбищ и индивидуальных могил воинов Советской Армии, погибших в боях с фашистской Германией»{30}.
  Как видно, новым властям, мягко говоря, было не до «немецкого» наследия: много времени уходило именно на захоронения и памятники, связанные с Великой Отечественной войной, а на отдание чести героям 1914 г. попросту не хватало сил. К тому же, тема Первой мировой в советское время являлась «полузапретной», сама война – «империалистической» (учтем также негласную догму того времени «История края начинается с 1945 г.»), зато Великая Отечественная война была как идеологически важнее для властей, так и ближе для обычных людей.
  Как уже говорилось, некоторые братские могилы и обелиски уничтожались в советское время. Отдельные – самими жителями, которые не знали, кому посвящены те или иные сохранившиеся с немецких времен мемориалы, другие – по приказу властей.
  «Разрушено, заброшено, забыто» – эта формула отражает действия (или бездействие) новых властей по отношению ко многим военным кладбищам, где кроме немецких солдат покоились и русские. Так, на месте одного захоронения в г. Гусеве{31} сейчас находятся жилые дома{32}.
  Что тут говорить про обычные обелиски! Например, в 1972 г. после обследования немецких памятников 1-й мировой в пос. Енино, Пятидорожное, гг. Мамоново и Багратионовск было вынесено решение о том, что эти обелиски следует убрать, камни можно оставить, «забив на них надписи»{33}. В Пятидорожном{34} на монументе с эпитафией «Родина героям 1914-1918» цинично появилась табличка «Совхоз «Борьба». В 1990-е гг. ее, слава Богу, сняли{35}. Хотя с другой стороны, ведь на самом деле эти памятники были установлены в честь силы немецкого оружия, а потому их нахождение на советской (российской) земле могло обоснованно показаться, мягко говоря, странным.
  Тем не менее, говорить о том, что все братские могилы Первой мировой войны оказались полностью преданы забвению (или уничтожению) – не верно. Были случаи, когда отдельные энтузиасты пытались их восстанавливать, или, по крайней мере, выступали с подобными идеями. К примеру, в 1970-е гг. один обелиск в Нестеровском районе{36} решили реставрировать, правда, скульптор на нем выбил красную советскую звезду, за что получил выговор от начальства{37}.
  Примерно в конце 1970-х в Нестеровском районе в совхозе «Чистые пруды»{38} обнаружили кладбище, на которое указали местные жители. Как выяснилось, там покоились солдаты Первой мировой войны: всего 332 русских и 361 немецких воинов. Тогда, во многом благодаря зампреду райисполкома Нестеровского района А.П. Пахалюку и начальнику отдела культуры райисполкома О.Е. Дубовой было решено обустроить это захоронение. Его привели в порядок, центральный крест, валявшийся на земле, установили на своем месте. Фактически оно приобрело тот вид, который имеет сейчас. Одновременно вновь обнаружили и привели в порядок братскую могилу в пос. Совхозное (его в советское время относили к пос. Ясная Поляна).
  В 1980 г. калининградская писательская организация во главе с Ю. Ивановым выступила с инициативой создания архитектурно-исторического заповедника на современном острове Канта. Сюда предлагалось перенести и останки русских солдат Первой мировой, из известных на тот момент «пяти-шести захоронений», которые находились в плачевном состоянии. Автор проекта опасался, что они в скором времени вообще могут исчезнуть. Над этим общим мемориалом предполагалось установить памятник в виде «чугунного меча, воткнутого острием в землю»{39}. Проект, возможность реализации которого весьма сомнительна, так и остался на бумаге.
  В 1985 г., на заре перестройки, в пос. Ливенское местный житель Ю. Соловьев нашел на свалке (!) и отреставрировал немецкий памятник воинам 1914 г.{40}
  К концу 1980-х было известно около 7 захоронений русских солдат времен Первой мировой войны{41}. Но с началом перестройки все стало кардинально меняться.
  Пожалуй, тему братских могил 1914-18 гг. одной из первых в прессе затронула статья А. Иванова «Сохраним для потомков» (в Гусевской газете «За доблестный труд» от 2.04.1987), содержавшая призыв «восстановить и каким-то образом увековечить героические события русской истории», а именно: кладбище русских солдат в Гусеве{42}. Вскоре в городе появились энтузиасты, из комсомольцев организовалась группа «Поиск», занимающаяся розыском неизвестных братских могил времен Первой мировой войны{43}.
  В начале 1990-х группы энтузиастов и Народный германский союз по уходу за военными захоронениями обустроили некоторые военные кладбища времен 1914 г. в Гусевском районе{44}. Одним из первых «возродили» захоронение в пос. Кубановка (бывш. Бракупенен){45}. В это же время реставрирована и братская могила в пос. Кашино{46}, во многом благодаря Майскому сельсовету, возглавляемому В. Буриловым{47}. Там похоронено 66 немцев, павших в бою у Каушена 19 августа 1914 г. Русские кавалеристы забрали своих погибших. Так, Кавалергарды, Конногвардейцы и конно-артиллеристы погребли их 21 августа на кладбище в д. Лиденталь. В сентябре во время отступления из Восточной Пруссии, как писал кавалергард В.Н. Звегинцов: «В Гумбиннене были заказаны четыре цинковых гроба для перевозки в Петроград тел павших под Каушеном офицеров полка. На Лидентальское кладбище был командирован пор. Бутурлин. По прибытии останков на станцию Вержболово они были отправлены поездом в Петроград»{48}. Сейчас Лиденталь пропал с карты Калининградской области, как и находящееся там кладбище.
  Государство вскоре стало активно принимать участие в восстановлении сохранившихся военных захоронений. С 1993 г. в области действует отделение всероссийской организации ассоциации международного военно-мемориального сотрудничества «Военные мемориалы», созданной по указанию правительства РФ в 1992 г. Народный германский союз совместно с этой организацией (сотрудничество идет на межгосударственном уровне) занимается обустройством и уходом за военными кладбищами, в т.ч. и времен Первой мировой войны, на территории области. Многие немцы, обычно молодежь и резервисты, добровольно приезжают сюда для работ по уходу за братскими могилами (в т.ч. и времен 1914 г.). Были организованы даже специальные молодежные лагеря. На настоящий момент совместно обустроено примерно 120 захоронений времен 1914-18 гг. (по данным{49} В. Нагорного, представителя «Военных мемориалов» в Калининградской области), за которыми ведется регулярный систематический уход. Любопытно, что одним из первых привели в порядок братское кладбище в пос. Совхозное, являющееся ныне крупнейшим русско-немецким захоронением Первой мировой войны в России. На нем погребено 438 русских и 646 немцев{50}.
  Во время Гумбинненского сражения 20 августа 1914 г. довольно тяжелые бои развернулись на фронте 3-го армейского корпуса, в том числе и 27-й пехотной дивизии генерала А.М. Адариди. На этом участке фронта наступали части 35-й и 36-й пехотных германских дивизий, имевших превосходство как в пехоте, так и по пулеметам и артиллерии. Первые столкновения начались примерно в 6 ч. утра 20 августа. Русские войска, получившие от разведки сведения о приближении немцев, уже ждали врага. В районе д. Маттишкемен (ныне – пос. Совхозное) находились главные силы дивизии: 106-й Уфимский полк вместе со 105-м, 24 орудия 2-го дивизиона, два взвода саперов{51}. Основным противником были части 128-го, 61-го и 116-го пехотных полков. Германцы, как обычно, наступали плотными цепями, поэтому наш огонь косил их даже на большом расстоянии. Однако русские тоже несли чувствительные потери. Первоначально бой развивался с переменным успехом. Немцы несколько раз переходили в атаки. Но все они были отбиты. Последняя атака состоялась около 15.00 дня, которая тоже провалилась. В результате бесплодных боев германцы понесли большие потери. Во второй половине дня (если быть точным, то в 15 час. 15 мин.) 27-я дивизия сама ринулась в наступление. Противник стал отступать, прикрываясь артиллерией. Преследование остановили в 16 час. 30 мин. «ввиду общего положения дел».
  Похороны погибших проходили на следующий день на сельском кладбище в пос. Маттишкемен. Капитан А.А. Успенский вспоминал: «Как сейчас вижу срезанные снарядами кресты, деревья и частью разрушенной ограды этого места вечного покоя!... Солдат хоронили в одной братской могиле под большим крестом. Близко, при входе на кладбище, нашел я свеженасыпанные офицерские могилы с небольшими сосновыми крестами…»{52}. Согласно мемуарам А.А. Успенского, из офицеров в бою был тяжело ранен командир 3-го батальона подполковник Симоненко, убиты командир 9-й роты капитан Трипецкий и 1-й роты капитан Епикацеро, командир артиллерийской бригады подполковник П.П. Шилов{53}.
  В это же время стало восстанавливаться мемориальное захоронение на Лесном кладбище в г. Советске{54}, где обрели покой солдаты и офицеры 270-го Гатчинского пехотного полка, погибшие здесь 13 сентября 1914 г.
  16 сентября 1914 г. на Лесном кладбище хоронили немецких солдат. Сохранились воспоминания городского советника Тильзита Э. Квентина: «На Вальдфридхоф собралась многотысячная толпа. На возвышении в середине крематория стояли 23 гроба, богато украшенные цветами. В похоронах принимали участие магистрат, депутаты, генерал-лейтенант Клаузиус вместе с многочисленными офицерами и дамы из Красного Креста. У подножия холма, напротив гробов, полукругом стояли военные, в том числе и бывшего 41-го полка, со склоненными знаменами. Церемония началась с траурной речи военного священника Коннора… После молитвы, под траурный звон колоколов, был дан салют, и процессия начала движение»{55}. Русских воинов, погибших во время освобождения Тильзита, погребли на другой стороне кладбища. Впоследствии здесь находили себе последнее пристанище русские солдаты, умиравшие в лазарете для военнопленных в Тильзите. По инициативе обербургомистра Поля, пережившего русскую оккупацию, в 1918 году на братской могиле установили стелу и мемориальные плиты.
  Как видно из сказанного выше, это захоронение, хотя и было самым первым взято под охрану в советское время, но к 1990-м находилось в запущенном состоянии. С инициативой обустройства одним из первых в 1989 г. выступил музей города. В 1990 г. в немецком Киле Евгений Нагорный внес предложение о создании воинского русско-немецкого мемориала в г. Советске{56}. В 1991 году отделение Всесоюзного общества охраны памятников истории и культуры г. Советска ходатайствовало в городской Совет депутатов о постановке на учет и приведении в порядок военного кладбища. Начали проводиться субботники, сборы подписей о необходимости реконструкции. Немалую помощь оказало землячество «Тильзит» из г. Киля.{57} 16 марта 1992 года главой администрации города было издано постановление «О реконструкции захоронения на улице Героев». 13 июня 1992 года при участии митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла был совершен крестный ход и установлен православный крест.{58} Но работы по благоустройству кладбища не завершились. С 1993 года администрация города стала принимать в них активное участие, а с немецкой стороны – «Народный Союз военных захоронений земли Рейланд Пфальц»{59}. Реконструкция проходила под руководством архитектора города Н. Рябова{60}. В Советске также действовал и международный молодежный лагерь, где летом вели различные работы по уходу за братскими могилами группы учащихся Германии и России (здесь следует отметить школу №2 Советска, чьи воспитанники особо активно были подключены к мероприятиям по уходу за захоронением).
  Во многих других городах Калининградской области восстанавливались также и отдельные немецкие обелиски. К примеру, в первой половине 1990-х был приведен в порядок немецкий памятный знак в д. Тростники{61}. В 2000 году в пос. Лунино Неманского района, благодаря энтузиазму Виктора Марусова, был восстановлен на своем месте памятник немецким воинам, убранный еще примерно в 1964 году (и это, как видно, не единственный случай){62}.
  Несмотря на достаточно уважительное отношение к памяти противника и немецкому наследию в наше время, основное внимание уделяется погибшим русским солдатам.
  В конце июня 2002 г., благодаря протоиерею отцу Георгию (Бирюкову), установили памятный крест в пос. Пушкино{63} где было погребено 601 русский и 196 немецких воинов. Свято-Духов приход города Нестерова собирает деньги на возведение храма-памятника в пос. Чернышевское{64} в честь павших русских солдат Первой мировой войны{65}. Небольшая часовенка уже стоит там.
  Осенью 2002 г. в пос. Победино (бывший Шиленен) появился памятник поэту Николаю Гумилеву, который воевал в этом районе осенью 1914 г.{66} Любопытно, что доску с его барельефом установили еще 20 декабря 2001 г. в Калининграде в Доме искусств при поддержке мэра Москвы Ю. Лужкова (скульптор Н. Фролов). В 2003 г. в Черняховске открылась памятная доска в честь парада русской гвардии 5 сентября 1914 г. (участвовала одна гвардейская кавалерийская бригада){67}. И это – еще не полный список установленных обелисков.
  Некоторые немецкие монументы сохранились на территории современного Калининграда. К примеру, один из них, отреставрированный в 1992 году, находится на ул. Малоярославской (скульптор П. Борхерт, 1923){68}.
  Местная пресса довольно активно освещает тему захоронений времен 1914-18 гг., что оказывает определенное влияние на восстановление военных кладбищ. Так, в Славском районе,{69} благодаря местной газете, обнаружили братскую могилу русских солдат.
  Она находится на развилке дорог на пос. Тимирязево и пос. Ржевское, у бывшей немецкой деревушки Нассенталь. Здесь покоятся 15 солдат 270-го пехотного полка, павших 13 сентября. Как вспоминала тот бой очевидица 13-летняя девочка Труда Янз: «Выстрелы хлопотали там и тут. Я и брат Бенно забрались на чердак. Так в окно мы увидели солдат (русских): один стоял в одном конце, другой – в другом. Они стреляли. Пришел отец. Мы спустились в подвал…. На улице стоял крик, стрельба. Это было ужасно….». Примерно в середине дня в деревню вошли немецкие войска. Труда Янз впоследствии писала: «На улице всюду трупы, даже мертвые лошади. На отцовском дворе лежало 15 мертвых (русских солдат). Раненых положили на повозки с сеном и отвезли в Хайнрихсвальде{70}… Убитые были похоронены между сараями, а потом, я не помню, когда точно, их повторно похоронили «Около камня». Потом, когда кончилась война, это место приукрасили»{71}.
  Затем здесь установили деревянный крест с надписью. После Второй мировой войны захоронение было уничтожено. Вот что говорили супруги Василий и Марья Свистельниковы, приехавшие в этот район в 1947 году: «… У развилки… находился небольшой скверик, обсаженный кустарником и деревцами, внутри которого лежал огромный валун. На камне не было никаких надписей. Но место было ухоженное, кустарники располагались полукругом вокруг валуна…»{72}. После валун свалили в кювет у дороги, где он валялся до тех пор, пока его не увезли дорожники. А по самой могиле создали съезд с шоссе на поле… Только благодаря газете «Славские новости» эту братскую могилу обнаружили.
  17 октября 1995 года в газете были опубликованы воспоминания немки Бетти Клаус о пребывании русских войск в Хайнрихсвальде в 1914 г. Согласно им, в районе города находилось два захоронения: одно, уже на тот момент известное, в самом городе Славске, а другое – на перекрестке дорог Хайнрихсвальде – Нойкирх{73} – Тильзит. На призыв газеты откликнулась чета Свистельниковых, которая и смогла указать на могилу русских воинов. Кроме того, краевед В. Кенть также сделал запрос в Германию, откуда ему прислали карту и воспоминания местной жительницы{74}. При помощи военнослужащих понтонно-мостового полка пос. Городково установили точное местонахождение захоронения, которое оказалось на том самом месте, прямо у обочины, на которое указывала Мария Свистельникова.
  Во время восстановления было немало неприятных случаев. Так, один житель украл привезенный песок. Затем памятник, поставленный солдатами, снесла ГИБДД, т.к., по ее мнению, валун, находящийся на обочине дороги, может угрожать безопасности водителей. Тогда приняли решение: на могиле установить крест, а памятник отнести чуть дальше в сторону. Братскую могилу окончательно восстановили лишь осенью 2004 года.
В самом Славске еще в 1990-е гг. был создан мемориальный комплекс на месте захоронения русских и немецких солдат. «В память всех умерших. Здесь собрана и покоится земля со всех кладбищ края», – гласит надпись на валуне, установленном на входе.
  Русские войска находились в Хайнрихсвальде до 12 сентября. Под вечер к городу, занимаемому силами 270-го пехотного полка, подошли немецкие части. Русские быстро отошли к Тильзиту, а 13 сентября в Хайнрихсвальде вошли основные германские соединения. Во время отхода погибло 24 русских и 2 немецких солдата. Их похоронили под камнем на Фридхоф.
  После Второй мировой войны эту братскую могилу забросили, хотя сам памятник не был уничтожен ни властями, ни вандалами. В 1997 году на этом месте состоялось открытие мемориального комплекса. Автором и руководителем проекта стал кандидат технических наук Е.Г. Нагорный. С немецкой стороны поддержку оказали председатель общества бывших жителей Эльхнидерунг (Славского района) господина Х. Зюдау, председатель Народного союза Германии по уходу за воинскими захоронениями земли Райланд-Фальц господин Хайнц Фолькертс и многие другие. Руководство же Славского района выделило участок земли, предоставило технику и рабочую силу.
  Во время восстановления госпожа Гертруда Нагорная работала в берлинских архивах, в результате установив, что в Славске покоятся останки именно 24-х русских солдат, а не 12-ти, как полагали раньше{75}. Вот что гласит эпитафия: «Немецким и русским воинам. Они умерли за свое Отечество. Смерть их объединяет. 12 русских, 2 немца, 12 русских».
  Но, вместе с тем, существует немало проблем с сохранившимися мемориалами времен 1914-18 гг. Некоторые захоронения периодически разоряют черные копатели, ищущие различные драгоценности. В Гусевском районе один сельский школьный учитель для этих целей – раскопок могил – даже привлекал учеников{76}. Еще много монументов и солдатских кладбищ, по-прежнему находящихся в плохом состоянии. К примеру, захоронение в пос. Бабушкино – излюбленное место отдыха жителей поселка. А территория братского кладбища в Нестерове вообще находится в частных руках. Однако восстановление братских могил времен Первой мировой войны на территории Калининградской области будет продолжаться. На реконструкцию 14 памятников Евросоюз уже выделил 270 000 евро{77}.

Примечания:

{1} Пашенин С. Братское кладбище // Родина. 2004. №9. Об этом захоронении вышла книга: Московское городское братское кладбище. Опыт биографического словаря (М.: ГПИБ, 1992).
{2} В настоящий момент готовится к выпуску общий каталог памятников и захоронений.
{3} Отдельные лазаретные кладбища были устроены в годы Великой войны по всей России: в Пскове, Петрограде, Остове, Вологде, Курске, Тамбове, Алексине и в других районах. А первый гражданский памятник был открыт летом 1916 г. в Вязьме. См.: Катагощина М. Памятники Великой войны // Военная быль. 1993. №3. С.14-17; 1993. №4. С.21-23.
{4} Понятно, что эта цифра показывает только число захороненных в известных в то время могилах, а ведь были и братские захоронения, неизвестные немцам, уничтоженные еще во время боевых действий в 1914 г. Хотя вряд ли бы они существенно изменили общую цифру.
{5} Debnen M., Raschdorff W. Heldenfriedhoefe in Ostpreussen. Koenigsberg, 1939. S.8.
{6} См.: Там же. S.8-9. Из них 514 немцев. Но если судить по эпитафиям, то здесь похоронено 489 русских и румынских воинов. Более точных сведений о количестве захороненных нет.
{7} Людендорф Э. Мои воспоминания о войне 1914-1918. М.; Минск, 2005. С.60. Впрочем, полковник М. Гофман приписывал появлению понятия «Танненберг» себе. См.: Гофман М. Указ. соч. С.40.
{8} Debnen M., Raschdorff W. Op.cit. S.15
{9} Kossert A. Ostpreussen. Ceschichte und Mythos. Muenchen, 2005. S.213.
{10} Debnen M., Raschdorff W. Op.cit. S.16-19.
{11} Ibid. S.19.
{12} Ныне пос. Тишино.
{13} См.: Schulz H. Natangen in 144 Bildern. Rastenberg, 1987. S.37.
{14} Debnen M., Raschdorff W. Op.cit. S.26.
{15} В «Характеристике исторических, археологических и мемориальных памятников Калининградской области за 1954 г.» не отмечено ни одного обелиска времен 1914-18 гг. Государственный архив Калининградской области (ГА КО). Ф.Р-68. Оп.2. Д.2.
{16} ГА КО. Ф.Р-68. Оп.2. Д.4. Л.21.
{17} ГА КО. Ф.Р-68. Оп.2. Д.21. Л.40.
{18} ГА КО. Там же. Д.21. Л.44.
{19} Борисов А. «Спите, герои русской земли, Отчизны родной сыны» // Вестник. Советск, 2004. 31 июля. С.2
{20} Бывшие гг. Гумбиннен и Тракенен соответственно.
{21} ГА КО. Ф. Р-68. Оп.2. Д.8. Л.13, 17. Кроме того, в поселке Ясная Поляна находился обелиск, который в наши дни был перенесен непосредственно на захоронение в пос. Совхозное.
{22} Этот бой был подробно описан в статье М. Гололобова в журнале «Рейтар» №30 (2006/6).
{23} Schulz H. Op.cit. S.72.
{24} Бывший Толльмингкемен.
{25} ГА КО. Ф.Р-68. Оп.2. Д.8. Л.17.
{26} ГА КО. Ф.Р-68. Оп.2. Д.6. Л.36.
{27} Там же. Л.37.
{28} Балязин В.Н. Памятники славы. Калининград, 1959. С.34.
{29} ГА КО. Ф.Р-68. Оп.2. Д.8.
{30} ГА КО. Ф.Р-68. Оп.2. Д.6. Л.4.
{31} Бывший Гумбиннен.
{32} Малков Н. Памятная дата // За доблестный труд. 1989. 1 авг.
{33} Бакланов А. Здесь Наполеона едва не взяли в плен // Каскад. 2005. 27 янв.; Панченко С. Наш край в Первой мировой войне // Новая жизнь. 2004. 31 июля.
{34} Бывший Бладиау.
{35} Вовк О., Шипилова Е. Бладиау – Пятидорожное // Отечество. Калининград, 2007 (№5). С.121.
{36} Нестеров – бывший Шталлупенен
{37} См.: Орехов И. Евросоюз выделил деньги на захоронения Первой мировой // Комсомольская правда: Прил. Комсомольская правда в Калининграде. 2007. 17 авг.
{38} То самое, «утерянное».
{39} Государственный архив новейшей истории Калининградской области (ГА НИ КО). Ф.1. Оп.76. Д.201. Л.4.
{40} Щукина Е. Поля забытых сражений // Российская газета: Прил. Запад России. 2004. 19 нояб.
{41} Кретинин Г. Восточная Пруссия, август четырнадцатого… // Калининградская правда. 1989. 11 авг. Следует отметить, что автор статьи добавляет «а их, конечно, больше».
{42} Иванов А. Сохраним для потомков // За доблестный труд. 1987. 2 апр. С.4. Сейчас в Гусеве установлен памятный камень на одном из захоронений, но полноценного мемориала, какие созданы, к примеру, в г. Советске или в г. Славске, до сих пор нет.
{43} См.: Малков Н. Памятная дата // За доблестный труд. 1989. 1 авг.
{44} Фесенко А. Они погибли за Отчизну! // За доблестный труд. 2002. 17 авг.
{45} Бывший Бракупенен.
{46} Бывший Каушен.
{47} Иванов А. Славный юбилей // За доблестный труд. 1999. 14 авг. С.3.
{48} Звегинцов В.Н. Кавалергарды в великую и гражданскую войну. 1914-1920 год. Таллин, 1936. С.74.
{49} Согласно сведениям Народного германского союза на 2004 г. - только 88.
{50} Следует отметить, что отдельные реставрационные работы были произведены здесь немецкими резервистами летом 2007 г.
{51} Корсун Н.Г., Харкевич П.Х. Тактика русской армии в первую мировую войну 1914-1918 гг. // Развитие тактики русской армии XVIII – нач. XX века. М., 1957. С.288.
{52} Успенский А.А. Указ.соч. С.56-57.
{53} Успенский А.А. Указ.соч. С.44-45.
{54} Бывший Тильзит.
{55} Цит. по.: Марченко К. Прошло 90 лет // Хроники Амбера. 2004. 22 сент. С.7.
{56} Кенть В. В память всех умерших // Славские новости. 1997. 7 авг. С.2.
{57} См.: Игнатов Г. Двойная дата // Тильзитская война. 2003. 27 авг.
{58} Шахов В.А. Кто мы? Русские Принеманья или российские прибалты. Калининград, 2002. С.103.
{59} См.: Шахов В.А. Указ. соч. С.104.
{60} См.: Кальгина А. Лесной мемориал // Хроники Амбера. 2004. 28 июля. С.8.
{61} Шульга М. Несем их крест // Янтарный караван. 2002. 29 нояб.
{62} Андреева Л. Монумент – как символ единения и прощения // Неманские вести. 2000. 3 июня.
{63} См.: Бирюков Г. Памятник // Сельская новь. 2002. 24 июля. Пос. Пушкина – бывший Герритен.
{64} Бывший приграничный городок Эйдткунен.
{65} См.: Бирюков Г. История православия в Восточной Пруссии. Нестеров, 2005. 3-я стр. обложки.
{66} См.: Орлов А. Нам Гумилев становится известней // Красное знамя. 2002. 5 нояб.
{67} Медведева М. «В честь побед русского оружия…»// Янтарный караван. 2003. 14 окт.
{68} Кенигсберг – Калининград, 1255 – 2005: ил. энцикл. справ. / Под общ. ред. А.С. Пржездомского. Калининград, 2006. С.170.
{69} Славск, бывший город Хайнрихсвальде.
{70} Ныне г. Славск.
{71} Кенть В. Воскресшая память о наших соотечественниках // Славские новости. 2005. 23 нояб.
{72} Кенть В. Место захоронения установлено // Славские новости. 1995. 2 нояб. С.3.
{73} Ныне пос. Тимирязево.
{74 См.: Синьковский К. Крест у дороги // Калининградская правда. 2004. 17 нояб. С.4.
{75} Кенть В. В память всех умерших // Славские новости. 1997. 7 авг. С.2.
{76} См.: Медведева М. Чтобы помнили // Янтарный караван. 2002. 27 авг. С.9.
{77} Орехов И. Указ.соч.

Публикация предоставлена автором (г. Калининград).


Разработка и дизайн: Бахурин Юрий © 2009
Все права защищены. Копирование материалов сайта без разрешения администрации запрещено.
Ремонт телевизоров обслуживание телевизоров.