Посвящается памяти прадеда - нижнего чина Новогеоргиевской крепостной артиллерии...



Библиотека
Библиография
Источники
Фотографии
Карты, схемы
Штык и перо
Видеотека

Об авторе
Публикации
Творчество

Объявления
Контакты




Библиотека

Пахалюк К.А. «Командующий находит ваши распоряжения правильными…»: генерал В.А. Слюсаренко и действия 2-го корпуса в восточнопрусских боях сентября 1914 г.{1}
// Восточная Пруссия, 1914-1915. Неизвестное об известном. Калининград, 2008. С.51-58.

  Владимир Алексеевич Слюсаренко родился 2 (14) мая 1857 г. в семье военнослужащего; воспитывался сначала в 1-й Санкт-Петербургской военной гимназии, затем – в 1-м военном Павловском училище, откуда выпущен по 1-му разряду; женился на дочери инженер-капитана В.П. Прасоловой.
  В.А. Слюсаренко был участником русско-турецкой войны 1877-78 гг., похода в Туркестан и штурма Геок-Тепе (1881). Но выдвинуться будущему генералу удалось в русско-японскую войну, которую встретил в должности командира 1-го дивизиона 9-й артиллерийской бригады. Именно В.А. Слюсаренко вместе с командиром батареи А. Пащенко в бою под Дашичао (10-11 (23-24) июля 1904 г.) опробовал новый метод стрельбы с закрытых позиций. Русская артиллерия в итоге смогла подавить японскую. А за сражение под Ляояном 11 – 21 августа (24 августа – 3 сентября) В.А. Слюсаренко был награжден орденом Св. Георгия 4-й ст. «за то, что в бою 17 и 18 августа 1904 года… благодаря искусной стрельбе из орудий своего дивизиона, заставил замолчать большую неприятельскую батарею, подавлявшую своим огнем огонь трех наших батарей и тем дал возможность, оправившись, нашим батареям продолжать действовать»{2}. Обе батареи дивизиона за «оказанные во время войны отличия» наградили георгиевскими серебряными трубами с надписью «За Ляоян в 1904 году»{3}. Кроме того, В.А. Слюсаренко в 1907 г. занесли в списки 1-й батареи 9-й артиллерийской бригады{4}.
  В годы русско-японской войны Владимир Алексеевич проявил себя как неплохой командир, о чем говорит то, что по окончании боевых действий он был произведен в генерал-майоры, а 4 августа 1905 г. приступил к командованию 45-й артиллерийской бригадой{5}. А ведь выдвинуться после в целом неудачной войны довольно трудно.
  Впоследствии В.А. Слюсаренко занимал ряд других должностей: с 20 мая (по ст.ст.) 1906 года командовал 2-й гренадерской артиллерийской бригадой; с 21 декабря 1906 г. по 6 марта 1907 временно исполнял должность начальника артиллерии гренадерского корпуса, а 12 сентября 1907 г. стал начальником артиллерии 19-го корпуса. С 21 марта 1908 г. – на той же должности, но только во 2-м Кавказском корпусе. 29 марта 1909 г. (по ст.ст.) В.А. Слюсаренко произвели в чин генерал-лейтенанта.
  Среди наград на май 1907 г. он имел: Золотое оружие с надписью «За храбрость», ордена Св. Георгия 4-й ст., Св. Владимира 4-й ст., Св. Владимира 3-й ст. с мечами, Св. Станислава 2-й ст., Св. Анны 2-й ст., Св. Анны 3-й ст. с мечами и бантом, Св. Анны 4-й ст. с надписью «За храбрость».
  Первую мировую войну Владимир Алексеевич встретил в должности командира 43-й пехотной дивизии (командовал ею с 1910 года) 2-го армейского корпуса,{6} (первоначально находившегося в составе 2-й армии, но 22 августа{7} переданного в 1-ю армию генерала П.К. фон Ренненкампфа).
После того, как командир 2-го корпуса генерал С.М. Шейдеман был назначен 1 сентября 1914 г. командующим 2-й армией, В.А. Слюсаренко временно принял должность командира корпуса, составляющего левый фланг 1-й армии.
  В это время 8-я немецкая армия, уже пополненная корпусами с запада, сосредотачивалась против войск П.К. фон Ренненкампфа, планируя обходной группой (1-й, 17-й армейские корпуса, 3-я резервная, 1-я и 8-я кавалерийские дивизии, прикрываемые с юга частями ландвера){8} сломить левый фланг русских сил и отрезать им путь к отступлению.
  7 сентября немцы вступили в соприкосновение с левофланговой 43-й пехотной дивизией, рядом с которой сражались части второочередной 76-й дивизии (302-й полк с 76-й артбригадой){9}. 3-я же резервная дивизия уже достигла района Бялы, оттеснив части 22-го корпуса (вернее, его 1-й финляндской дивизии){10}. Но одновременно в штабе 1-й армии получили ложные сведения, будто крупные силы неприятеля сосредотачиваются на р. Дейма. Только на следующий день выявилось «сильное наступление» против левого флага.
  «Приказал 72-й дивизии рассветом 27-го августа выступить Бенкгейм ваше расположение. Приказываю крайне упорно держаться», – писал командующий 1-й армией 8 сентября (26 августа) командиру 2-го корпуса{11}. Вместе с этим П.К. фон Ренненкампф стал просить у временно командующего 10-й армией генерала Н.А. Радкевича оказать содействие своему левому флангу, но на следующий день 9 сентября выяснилось, что «ввиду неустроенности» войск поддержка невозможна. Тогда П.К. фон Ренненкампф отреагировал быстро. Он отдал распоряжение перебросить на левый фланг с правого весь 20-й корпус (три пехотные дивизии, считая и 54-ю, которую тогда же включили в его состав){12}, конницу Хана Нахичеванского и Рауха. Все это в итоге помешало немцам совершить обход и дало возможность более-менее благополучно к 13 сентября выйти из кризисного положения.
  В.А. Слюсаренко проявил всю энергию и волю, чтобы сдержать противника. 8 сентября (26 августа) в 3.50 дня начальник штаба армии генерал Г.Г. Милеант писал В.А. Слюсаренко: «Командующий находит ваши распоряжения правильными…»{13}. Прекрасную стойкость и доблесть показали рядовые солдаты. 43-я пехотная дивизия (та самая, которой четыре года командовал сам Владимир Алексеевич) в течение нескольких дней упорно, до того как была разбита, оказывала сопротивление германцам, имеющим против нее четверное превосходство{14}. К вечеру 9 сентября противнику удалось отбросить к северу ее левый фланг{15}.
  Как вспоминал очевидец: «Вскоре началось и наше отступление к русской границе; части корпуса, состоящие не только из кадровых полков, поддались панике и генералу Слюсаренко с трудом удавалось их удерживать в передовых линиях»{16}. А останавливать порой приходилось и силой оружия… О кровопролитных боях, шедших на фронте корпуса, свидетельствует донесение П.К. фон Ренненкампфа в штаб фронта от 11 сентября: «2-й корпус понес тяжелом бою вчера и сегодня ночью большие потери. Знаю, 26-я дивизия осталась в составе 16 слабых рот. Остатки всех трех дивизий корпуса устраиваются севернее Брассен»{17}.
  11 сентября войска 26-й пехотной дивизии (те самые 16 слабых рот) остановились на укрепленных позициях около Гросс-Соброст, а части (вернее – остатки) 43-й и 72-й дивизий отходили на Брассен, где устраивались штабом корпуса{18}.
  В этот день В.А. Слюсаренко контратаковал и даже был частично поддержан соседними частями, что стало полной неожиданностью для противника{19}. Начальник штаба 8-й армии Э. Людендорф в мемуарах вспоминал: «Самым крупным недоразумением явилось заявление XI армейского корпуса 11 сентября, что он атакован превосходящими силами противника… Поэтому мы должны были решиться XVII и I армейские корпуса двинуть дальше на север, чем это предполагалось первоначально. Через несколько часов выяснилось, что сообщение XI армейского корпуса ошибочное. Но приказ охватывающему крылу был отдан. Позднее корпуса опять были повернуты на прежние направления, но по крайней мере полдня было потеряно»{20}. В итоге, как более определенно писал начальник оперативного управления штаба 8-й армии М. Гофман, «это вызвало совершенно излишнюю приостановку в преследовании, и эту потерю времени не удалось уже больше наверстать»{21}. 12 сентября части 2-го корпуса отходили с арьергардными боями (по свидетельству очевидца, в «полном порядке»){22}, через два дня оказавшись на русской территории в районе Мариамполя{23}.
  Впоследствии, оценивая действия В.А. Слюсаренко, крупнейший исследователь восточнопрусских боев августа – сентября 1914 г. Н.Н. Головин отмечал, что тот, кто изучает эти сражения «не может не отметить высокого искусства в действиях, проявленного команд. II русск. корпуса генерала Слюсаренко, а также и его энергии, которые содействовали спасению всей 1-ой армии»{24}.
  О твердости и решительности генерала В.А. Слюсаренко писал и процитированный выше очевидец. На совещании командиров частей начальник штаба предложил совершить отход и на упорство Владимир Алексеевич ответил, что «в таком случае надо сейчас же выкинуть белый флаг, корпус должен сдаться, а командиру корпуса уехать немедленно в тыл, чтобы не быть блестящим трофеем для врага. Это предложение вывело из себя ген. Слюсаренко, он вскочил, стукнул кулаком по столу и в упор смотря на своего «ближайшего помощника», сказал:
  - Ген. М., вы можете отправляться в тыл, а я исполню свой долг до конца!..»{25}.
  Конечно же, говоря об устойчивости 2-го корпуса и его роли в спасении армии, нельзя забывать и о стойкости других частей (того же 20-го корпуса), и о героизме солдат, воевавших по всему фронту 1-й армии{26}. Да и действия немецкого командования и обходной группы многие исследователи справедливо оценивают как не достаточно решительные и излишне осторожные, в итоге не позволившие добиться больших результатов.
  14 сентября 2-м армейским корпусом стал командовать генерал от инфантерии А.Е. Чурин{27}. В.А. Слюсаренко вернулся на прежнюю должность. В ходе ожесточенных боев корпус, выдерживавший главный удар, понес тяжелые потери. Верховный главнокомандующий вл. кн. Николай Николаевич доносил императору Николаю II 14 (1) сентября: «Мой начальник штаба вернулся от ген. Ренненкампфа. Вынес впечатление, что он остался тем, кем был. По его докладу, 1-я армия отступает с потерями, но он надеется всю сохранить, кроме 2-го корпуса»{28}.
  Согласно докладу начальника штаба армии генерала К.К. Байова (назначен на эту должность после понижения Г.Г. Милеанта до начальника 4-й пехотной дивизии) в штаб Северо-Западного фронта 23 (10) сентября: «…до расформирования второочередных дивизий, численность армии такова: 2-й корпус: 26-я дивизия - 185 офицеров, 9300 нижних чинов, 19 пулеметов, 47 орудий; 43-я дивизия – 117 офицеров, 7206 нижних чинов, 16 пулеметов, 31 орудие; 2-й мортирный дивизион – 12 орудий»{29}.
  Таким образом, осталось 16 506 нижних чинов и 302 офицера. Довольно высокие потери. Особенно если учесть, что к 14 (1) августу в корпусе числилось 811 офицеров (из штатных 911-ти) и 41 159 строевых нижних чинов{30}.
  Эти цифры ярко свидетельствуют о том, насколько тяжелые бои велись на фронте войск В.А. Слюсаренко, которые, несмотря на все большие потери, не побежали, а упорно старались сдерживать противника, даже пытаясь контратаковать. И в этом – немалая заслуга самого командира корпуса, на плечи которого легла трудная задача. Если бы левый фланг армии «сломался» и отступил, то все остальные войска оказались бы в тяжелейшем положении и понесли бы еще большие потери...
  После сражений в Восточной Пруссии В.А. Слюсаренко находился на разных командных должностях в армии, был произведен в следующий генеральский чин, а в августе 1917 г. оставил службу и уехал на Украину. После октябрьского переворота служил в войсках П.П. Скоропадского и А.И. Деникина, а с разгромом армии генерала П.Н. Врангеля эмигрировал. Умер В.А. Слюсаренко в г. Белая Церковь (Югославия) 22 мая 1933 года в возрасте 76 лет. Еще более полувека его семья, оставшаяся в Советском союзе, не знала о местонахождении генерала, думая, что он погиб в Гражданскую войну.

Примечания:

{1} Автор благодарит его правнучку Л.Ю. Белоярцеву за предоставленные семейные архивы во время работы над статьей.
{2} Российский государственный военно-исторический архив (далее – РГВИА). Ф.400. Оп.2. Д.7690. Л.36.
{3} Там же. Л.35об.
{4} Там же. Л.37.
{5} РГВИА. Ф.400. Оп.2. Д.7690. Л.19-19об.
{6} В состав корпуса входила еще 26-я пехотная дивизия.
{7} Все даты Первой мировой войны за исключением специально оговоренных случаев приведены по новому стилю, имеющему различие со старым в XX веке в 13 дней.
{8} См.: Храмов Ф.А. Восточно-прусская операция. М., 1940. С.78. Уже вскоре 3-я резервная дивизия и части ландверной дивизии Гольца были скованы войсками 22-го армейского корпуса из состава 10-й русской армии.
{9} Головин Н.Н. Указ. соч. С.375.
{10} Храмов Ф.А. Указ. соч. С.78.
{11} Восточно-Прусская операция: сборник документов. М., 1939. С.375.
{12} Там же. С.383.
{13} См.: Восточно-Прусская операция. С.372.
{14} Храмов Ф.А. Указ. соч. С.80, 82.
{15} Там же. С.82; Восточно-Прусская операция. С.381.
{16} Последние дни в Восточной Пруссии // Ширвинт: Лейб-драгуны дома и на войне. Париж, 1931. Вып.4. С.119.
{17} См.: Восточно-Прусская операция. С.388.
{18} Там же.
{19} См.: Головин Н.Н. Указ.соч. С.392; Восточно-Прусская операция. С.390; Франсуа Г. Критическое исследование сражения на Мазурских озерах в сентябре 1914 г. // Война и мир. Берлин, 1924. №12. С.53-54.
{20} Людендорф Э. Указ.соч. С.68.
{21} Гофман М. Указ.соч. С.48.
{22} Восточно-Прусская операция. С.392.
{23} Там же. С.440.
{24} См.: Головин Н.Н. Указ. соч. С.394
{25} Последние дни в Восточной Пруссии. С.121.
{26} Хотя бы бой отряда капитана Успенского около моста у Алленбурга за переправу через р. Алле. См.: Гололобов М. Бой отряда капитана Успенского у Алленбурга 27 августа 1914 г. // Рейтар. 2006. №6.
{27} Ларионов Я.М. Записки участника мировой войны. 26-я пехотная дивизия в операциях 1-й и 2-й русской армий на Восточно-Прусском и Польском театрах в начале войны. Харбин, 1936. С.91.
{28} Восточно-Прусская операция. С.423.
{29} Там же. С.459.
{30} Там же. С.499. Нестроевых числилось еще 4 591 человек.

Публикация предоставлена автором (г. Калининград).


Разработка и дизайн: Бахурин Юрий © 2009
Все права защищены. Копирование материалов сайта без разрешения администрации запрещено.
Много песен можно скачать тут, есть Lana Del Rey Young beautiful.