Посвящается памяти прадеда - нижнего чина Новогеоргиевской крепостной артиллерии...



Библиотека
Библиография
Источники
Фотографии
Карты, схемы
Штык и перо
Видеотека

Об авторе
Публикации
Творчество

Объявления
Контакты




Библиотека

МАНЕВРЕННЫЙ ПЕРИОД 1914 Г.

ВАРШАВСКО-ИВАНГОРОДСКАЯ ОПЕРАЦИЯ.

МОСКВА                                                                                                                                                   1938

[1]

  Генеральный штаб РККА.
  Варшавско-Ивангородская операция. Сборник документов Сборник документов мировой империалистической войны на русском фронте (1914-1917 гг.)
  Из многочисленных документов Военно-исторического архива Мировой войны, относящихся к Варшавско-Ивангородской операции 1914 г., в сборнике помещены лишь те, которые касаются деятельности штаба верховного главнокомандующего, штабов Северо-западного и Юго-западного фронтов и армий, действовавших на Средней Висле, и в своей совокупности освещают оперативную деятельность русских войск, до корпусов включительно, за время с 1 (14) сентября по 15(28) октября 1914 г.
  Книга предназначается для начальствующего и командного состава Красной Армии как пособие для изучения маневренного периода Мировой империалистической войны 1914 г. на русском фронте.

Под наблюдением редактора Белолипецкого                                      Сдано в производство 1/XII-37 г.
Технический редактор Бабочкин                                                          Подписано к печати 22/VIII-38 г.

Корректоры: Клецкая и Шмидт
Формат бумаги 70х108/76 Уполн. Главлита № Г—9736
Объем книги: текста 32 п. л.+ 4 вкл. (1 1/2 п. л.)+ Изд. № 467 + схем 12 1/2 п. л. = 46 печ. листов Заказ № 636
Учетно-авторских листов 48 В бум. листе 120.064 печ. зн.
Текст отпечатан на бумаге Камского бумкомбината Переплетные материалы Щелковской ф-ки
Адрес издательства: Москва, Орликов пер., 3
1-я тип. Гос. воен. изд-ва НКО СССР. Москва, ул. Скворцова-Степанова, 3
[2]

ВВЕДЕНИЕ.
Общая обстановка на фронтах мировой войны осенью 1914 г.

  Варшавско-Ивангородская операция охватывает период времени от конца сентября по начало ноября 1914 г.
  К началу операции для обеих воюющих сторон сложилась следующая обстановка.
  На Французском фронте германцы после поражения на Марне вели упорные бои на р. Эн, сделав одновременно попытку захватить Верден. С 21 сентября бои на р. Эн и у Вердена прекратились без решительных результатов для обеих сторон, но германцы еще не отказались от попыток разгромить Францию и направляли туда свои резервы, что несколько позднее послужило причиной разгоревшейся на Французском фронте жестокой борьбы, известной под названием «Бег к морю».
  В связи с этим обстоятельством переброска германских сил с Французского на Русский фронт отодвинулась на неопределенное время. На Русском театре Гинденбург, после поражения 2-й русской армии ген. Самсонова, вместо удара на Седлец, чего настойчиво добивалось австро-венгерское командование и что в связи с успехами 1-й и 4-й австро-венгерских армий в направлениях на Люблин и Холм могло дать решительные результаты, начал операцию против 1-й русской армии ген. Ренненкампфа с целью очищения Восточной Пруссии, чего требовали прусские помещики (интересы союзников были принесены им в жертву).
  Между тем Галицийская операция окончилась разгромом австро-венгерских армий.
11 сентября австро-венгерские войска на всем фронте начали поспешное отступление, местами переходящее в бегство, и требовалась срочная помощь германских войск для предотвращения надвигающейся катастрофы. Угроза захвата русскими армиями Западной Галиции, Кракова и Верхней Силезии — важнейшего боенно-промышленного района — требовала быстрого решения.
Русской Ставке также предстояло решить вопрос о продолжении дальнейших операций. Верховному командованию предстояло увязать различные взгляды командующих обоими фронтами. Командующий Северо-западным фронтом ген. Рузский, избегая новых боев до приведения в порядок 1-й армии и восстановления 2-й, намечал отход своего левого фланга на линию Белосток, Бельск, Брест-Литовск.
[9]
  Такое решение коренным образом противоречило взглядам главнокомандующего Юго-западным фронтом ген. Иванова, так как оно оставляло открытым правый фланг и тыл армий Юго-западного фронта, что делало рискованным дальнейшее преследование разбитых в Галиции австро-венгерских армий, к чему настойчиво стремился ген. Иванов. Указанные обстоятельства вызвали у обеих сторон необходимость выработать новые планы операций и приступить к перегруппировке сил.

План русского командования.
  На первом совещании в Холме Ставкой было принято правильное решение об отмене плана Рузского{1} отвести 2-ю армию на линию Белосток, Бельск, так как такое решение только играло на руку германцам, открывая им путь на Варшаву.
28 сентября в штабе верховного главнокомандующего с достаточной определенностью выяснилась группировка австро-германских сил, и было принято решение о подготовке армий обоих фронтов к наступлению крупными силами от Средней Вислы в направлении к Верхнему Одеру для глубокого вторжения в Германию. Для выполнения этого плана армиям Юго-западного фронта{2} надлежало «перебросить на левый берег Вислы для движения к Верхнему Одеру не менее десяти корпусов, а еще лучше три армии полностью, обеспечивая остальными силами фронта Галицию, путем широкого развития активных действий в направлении на Краков и за Карпаты». Войскам Северо-западного фронта этой директивой ставилась задача после изготовления 1-й армии перейти в общее наступление против германских сил, находившихся в Восточной Пруссии.
  29 сентября в Ставке{3} созревает решение о переброске всей 2-й армии на Вислу и дается указание начать немедленную переброску 2-го сибирского и 1-го армейского корпусов к Варшаве.
  1 октября Ставка принимает окончательное решение нанести поражение войскам неприятеля, уже начавшим в это время наступать по левому берегу Вислы. Для этого 2-й армии{4} было приказано сосредоточиться, используя возможно полнее железные дороги, в районе Варшавы. Руководство войсками, развертываемыми на Висле, было объединено в руках командующего Юго-западным фронтом ген. Иванова, которому на время предстоящей операции в подчинение переходила 2-я армия в составе подходившего из Сибири 2-го сибирского, 1-го и 23-го армейских корпусов и 6-й кавалерийской дивизии, перебрасываемых из района Нарева, а также Варшавский отряд с крепостью Новогеоргиевск. Ген. Рузскому ставилось задачей обеспечение правого фланга и тыла армий Юго-западного фронта от противника, действующего со стороны Восточной Пруссии. Кроме того, из состава Северо-западного фронта надлежало выделить не менее двух полевых корпусов на поддержку войск, действующих на Висле.
  Таким образом, после целого ряда компромиссных решений, увязывая эгоистические требования генералов Рузского и Иванова, тянувших в сторону своих фронтов, Ставка с запозданием выработала окончательный план операции. Основная стратегическая идея этого плана заключалась в комбинации двойного удара с фронта — Ивангород, Сандомир — и с фланга — от Варшавы. Крупнейшим недостатком плана было самоустранение Ставки от [10]
руководства операциями — объединение всех армий на важнейшем операционном направлений в руках ген. Иванова, с чем последний не справился. В соответствии с этим планом 2-й армии, сосредоточиваемой в Варшаве. было приказано атаковать противника во фланг; 4-й, 5-й и 9-й армиям. которые уже производили рокировку на север, наступать с фронта; 3-й и 8-й армиям прикрывать блокаду Перемышля и обеспечивать выполнение операции со стороны Венгрии. На 1-ю и 10-ю армии Северо-западного фронта была возложена задача обеспечения операции на Висле со стороны Восточной Пруссии.

Австро-германский план
  12 сентября Гинденбург, получив сведения о размерах поражения 1-й русской армии ген. Ренненкампфа, решил, что наступило время для оказания помощи союзникам ударом через Нарев на Седлец, что им было обещано до войны и чего они просили раньше. В этом направлении, по мнению Гинденбурга, результаты должны были сказаться скорее и сильнее, чем при наступлении из Силезии и Познани.
 Но 14 сентября было получено приказание ген. Мольтке о выделении и отправке двух армейских корпусов в Краков.
 Такое решение верховного командования не соответствовало взглядам ген. Гинденбурга, тем более что в приказе ничего не говорилось, кому должны были подчиняться выделенные корпуса. В тот же день Гинденбург{5} в телеграмме германской ставке изложил свои взгляды о предполагаемой операции.
«Наступление на Нарев в решающем направлении возможно через 10 дней. Австрия же из-за Румынии просит непосредственной поддержки путем переброски армии к Кракову и в Верхнюю Силезию. Для этого имеется четыре армейских корпуса и одна кавалерийская дивизия. Переброска по железной дороге займет 20 дней. Большие переходы к левому австрийскому флангу. Помощь туда опоздает. Прошу решения. Во всяком случае там следует сохранить самостоятельность армии».
  В ответ на эту телеграмму Гинденбург получил указание, что Наревская операция при теперешнем положении австрийцев считается мало действительной, причем самостоятельность армии, даже при совместных действиях с австрийцами, сохраняется.
14 сентября ген. Людендорф предложил ставке перебросить 8-ю армию под прежним командованием в Верхнюю Силезию и оттуда отдельно от австрийцев начать самостоятельную операцию. Вступивший в исполнение обязанностей начальника полевого генерального штаба вместо Мольтке ген. Фалькенгайн вечером 15 сентября отдал приказ о выделении двух корпусов из 8-й армии для совместного действия с австрийцами и о формировании 9-й армии ген. Шуберта при начальнике штаба ген. Людендорфе. Выделенные части необходимо было перебросить - по железной дороге к Силезско-Познанской границе, чтобы оттуда, по согласованию с австро-венгерским верховным командованием, ударить по флангу и тылу русских войск, преследующих австрийцев. Такое решение германской ставки совершенно не соответствовало планам австро-венгерского командования, поэтому австрийский главнокомандующий эрцгерцог Фридрих 15 сентября в телеграмме германскому императору просил о направлении перебрасываемых войск для выгрузки в район Кракова, Тарнова и о подчинении их австро-венгерскому командованию.
[11]
  17 сентября германское главное командование приняло окончательное решение о переброске основных сил 8-й армии в Верхнюю Силезию, причем, уступая настойчивым требованиям союзников, приказало последний из перебрасываемых корпусов выгрузить в районе Кракова.
Во главе перебрасываемой вновь сформированной 9-й армии был назначен ген. Гинденбург. Этим назначением был устранен вопрос о подчинении австро-венгерскому командованию, так как Гинденбург в служебном отношении был старше, чем верховный главнокомандующий австро-венгерской армией. На Гинденбурга одновременно возлагалась обязанность руководства всем Восточным фронтом. В директиве верховного командования говорилось так: «Я поручаю вам общее руководство операциями на востоке. 8-ю армию ген. Шуберта тоже подчиняю вам. Директивы для совместных действий с австрийцами и для операции в Пруссии будут исходить от меня»{6}.
  18 сентября ген. Людендорф выехал из Бреславля в Новый Сандец, где находилась австро-венгерская ставка. Начались длительные переговоры с австрийским командованием.
  Гинденбург настаивал, чтобы сильная австро-венгерская армия была переброшена на северный берег Вислы, а 9-я германская армия была передвинута настолько севернее, чтобы обеспечить себе путем охвата больший успех.
  Свои соображения ген. Гинденбург изложил представителю австро-венгерского командования капитану Флейшману. Последний лично отправился з Новый Сандец, чтобы поддержать этот взгляд, прибавив от себя, что с германской стороны учитывается возможность провести самостоятельную операцию 9-й армии против Ивангорода, Варшавы, в случае, если, на левый берег Вислы не будут переброшены австро-венгерские войска.
  Настойчивость Гинденбурга и Людендорфа сломила в конце концов сопротивление начальника австро-венгерского генерального штаба ген. Конрада. 23 сентября ген. Конрад согласился, что он, кроме германского ланд-верного корпуса Войрша, входившего в состав австро-венгерских сил, перебросит на левый берег Вислы пять-шесть австро-венгерских дивизий из состава 1-й австрийской армии ген. Данкля.
  9-й германской и частям 1-й австрийской армии надлежало к 30 сентября войти в. соприкосновение своими внутренними флангами в районе Пинчов. К этому времени задачи германским армиям Восточного фронта были окончательно сформулированы в приказе в тот смысле, что 9-я армия должна самостоятельно, но действуя в контакте с австрийцами, наступать во фланг и тыл преследующим австрийцев русским войскам; 8-я армия должна была охранять Восточную Пруссию от нового русского вторжения.
  План Гинденбурга — нанесение флангового удара — уже не соответствовал сложившейся обстановке, так как русское командование своевременно разгадало намерения немцев и в соответствии со своим планом произвело перегруппировку войск, которой не только устранялась эта угроза, но и создалась возможность нанесения удара в правый фланг 9-й германской армии со стороны 9-й русской армии.
В начале операции превосходство в силах было на стороне немцев, и ген. Иванов принял правильное решение, отдав директиву выжидательного характера до сосредоточения перебрасываемых армий в указанные им районы.
[12]
  К концу операции на стороне русских было полуторное превосходство в пехоте и артиллерии и более чем двойное в коннице. Соотношение сил к концу операции может быть выражено следующей таблицей:

Австро-германцы:
Армии и их состав
ШтыковСабельОрудий
9-я германская армия (12 1/2 пех. и 1 кав. дивизия)
135 600
10 400
956
1-я австро-венгерская армия (11 1/2 пех. и 5 кав. дивизий)
155 000
10 000
666
Итого в круглых цифрах
280 000
20 000
1600

Русские
Армии и их состав
Штыков
Сабель
Орудий
2-я армия (12 пех. и 5 кав. дивизий)
148 000
18 000
600
5-я армия (6 пех. и 1 1/2 кав. дивизии)
75 700
7 500
337
4-я армия (10 пех. и 1 1/2 кав. дивизии)
96 400
12 000
605
9-я армия (12 пех. и 2 1/2 кав.)
125 000
12 000
625
Варшавский укрепленный район (2 пех. и 1/2 кав. дивизии)
30 000
1 500
216 (без крепостных)

Выполнение операции.
  Для выполнения плана обеих сторон необходимо было сделать перегруппировку крупных сил. Сосредоточив части 9-й германской армии в районе Кенигсберга и Летцена, германское командование в ночь с 16 на 17 сентября приступило к их переброске в район Краков, Ченстохов, Калиш. Перевозка боевых соединений 9-й армии началась 17 сентября и закончилась к 28 сентября; тылы были переброшены к 2 октября. Таким образом, переброска всей армии заняла около 15 дней.
  Сосредоточение 9-й германской армии на новом участке фронта было совершено под прикрытием ландштурма, усиленного артиллерией из крепостей и сведенного в полевые бригады.
  Выдвижение 9-й германской армии регулировалось таким образом, что правое ее крыло к 30 сентября достигло района Пинчов. Для этого корпуса должны были с места разгрузки вытягиваться в северо-восточном направлении, а 11-й армейский корпус — от Кракова вначале даже почти прямо
[13]
на север. Для прикрытия северного фланга ген. Гинденбург 22 сентября изъял из состава 8-й армии 35-ю резервную дивизию (главный резерв крепости Торн) и подтянул ее к левому флангу 9-й армии, что вызвало вмешательство верховного командования, потребовавшего объяснений причин такой переброски. Ген. Гинденбург в ответной телеграмме на имя ген. Мольтке (Гинденбург и австро-венгерское командование не знали об отставке ген. Мольтке) в довольно резкой форме объяснил причину переброски им 35-й дивизии.
  Тотчас последовал утвердительный и примирительный ответ ген. Фалькенгайна, но он не мог полностью устранить то напряжение, которое создалось между ним и Гинденбургом.
  К началу наступления австро-германцев русские имели на левом берегу Вислы:
  а) конный корпус ген. Новикова;
  б) две стрелковые бригады (гвардейскую и 2-ю) и гвардейскую кавалерийскую бригаду в районе Опатова;
  в) 80-ю пехотную дивизию севернее Сандомира.
 Против этих разбросанных на широком фронте русских сил, прикрывавших переброску русских армий, вечером 3 октября в полупереходе от них развернулась 9-я германская армия в следующем порядке:
 а) ландверный корпус Войрша — в 20 км южнее Опатова;
 б) 11-й корпус—в 8 км западнее Опатова;
  в) гвардейский резервный корпус севернее Опатова;
  г) 20-й корпус севернее гвардейского резервного корпуса;
 д) 17-й корпус уступом назад за 20-м;
е) сводный корпус Фроммеля{7} в районе Радома.
  Южнее 9-й германской армии развернулись пять пехотных и две кавалерийские дивизии 1-й австрийской армии.
  Германское командование предполагало, что 9-я русская армия готовится перейти Вислу, а затем обойти австрийцев с севера, поэтому 4 октября Гинденбург решил напасть на русских при переходе ими Вислы, ставя своей ближайшей задачей разбить противника, укрепившегося у Опатова, после чего наступать на Сандомир и там форсировать Вислу.
  В результате боевых действий 4-6 октября Гинденбург, пользуясь превосходством сил, нанес поражение авангардным частям 9-й русской армии и отбросил их на правый берег Вислы.
 В это же время австрийцы начали свое наступление и, не встречая сопротивления со стороны русских, подошли 9 октября к р. Сан. Но успехи австрийцев этим и ограничились, так как все их попытки переправиться через р. Сан были отбиты. Таким образом, предполагаемый фланговый удар не удался, и ген. Гинденбург принял новое решение, вызванное опасением за свой открытый левый фланг, которому могли угрожать русские войска, подвозимые к Варшаве. Так как, по сведениям, в Варшаве шока еще были небольшие силы русских, то Гинденбург решил быстрым налетом овладеть этим важным в политическом и военном отношении (три переправы через р. Вислу) городом. Для наступлений на Варшаву была образована группа ген. Макензена в составе 17-го корпуса, части 20-го и сводного корпуса ген. Фроммеля; вскоре к группе присоединился весь 20-й корпус.
[14]
 Отряду ген. Гальвица в составе гвардейского резервного корпуса, одной дивизии ландверного корпуса ген. Войрша и одной бригады 20-го корпуса было поручено прочно запереть участок р. Вислы: Ново Александрия, Ивангород, Козенице, и не допускать переправы русских. 11-й корпус и одна ландверная дивизия остались в промежутке между группой ген. Гальвица и 1-й австро-венгерской армией против 9-й русской армии.
  Таким образом, план Гинденбурга сводился к тому, чтобы, выставив заслон против Ивангорода, главными силами попытаться с налета взять Варшаву. 9 октября группа ген. Макензена форсированными маршами через Радом, Бялобржеги устремилась на Варшаву.
  Для выполнения плана русского командования потребовалась массовая, переброска войск к Средней Висле частью по железным дорогам, частью походным порядком. 4-я, 9-я и 5-я армии должны были быть переброшены с р. Сан на участок Ивангород, Завихост, а 2-я армия — с pp. Нарев и. Неман к Варшаве.
  Для такой массовой переброски войск театр не был подготовлен. Железнодорожная сеть была слабо развита. Прежде всего была произведена рокировка 4-й армии с р. Сан в район Ивангорода. Чтобы вывести целиком всю 4-ю армию, фронту пришлось остановить наступление всех остальных армий, прекратив преследование разбитых австрийцев. Участок 4-й армии был распределен между 9-й и 5-й армиями. Из 4-й армии был оставлен на месте гвардейский корпус, прикрывавший выход армии из боя, а вместо него в 4-ю армию из 9-й был передан 16-й корпус. Рокировка 4-й армии началась 23 сентября и происходила большей частью походным порядком. В последнюю очередь производилась переброска 5-й армии., которая с 28 сентября должна была сначала походным порядком перейти в район Люблин, Красник, а потом перевозиться по железной дороге в район Ивангород, откуда наступать в стык между 2-й и 4-й армиями. Для сокращения эшелонов было указано, что переброске подлежит только пехота; артиллерия, дивизионные и корпусные транспорты должны были следовать походным порядком. Рокировка{8} 5-й армии по железной дороге началась 8 октября и в основном закончилась 14 октября.  Ко времени подхода немцев к Висле 4-я и 9-я русские армии, закончив переброску из Галиции, сосредоточивались между устьем р. Пилица и устьем р. Сан. В это время из состава перебрасываемой из Галиции 5-й армии двигались на север эшелоны головного 17-го корпуса. Что же касается 2-й армии{9}, то вследствие запоздалых распоряжений ген. Рузского она сумела к этому времени в районе Варшавы развернуть только три армейских и один кавалерийский корпус. Прочие корпуса (1-й сибирский и 4-й армейский) были в пути, а 23-й и 2-й армейский корпуса сосредоточивались против Гура Кальвария на правом берегу Вислы.
  9 октября ген. Иванов решил, что настало время для перехода в наступление, и отдал директиву, которой целью дальнейших действий ставилось{10}:
  а) переправа 4-й и 5-й армий на левый берег Вислы и утверждение их на этом берегу;
  б) развертывание всех сил 2-й, 5-й и 4-й армий и занятие ими общего фронта для дальнейшего наступления и атаки противника.
[15]
  Таким образом, ко времени отдачи директивы ген. Ивановым главные силы русских войск Юго-западного фронта еще не были вполне сосредоточены и, что гораздо важнее, фронт не принял необходимых мер подготовки Средней Вислы для предстоящей операции. Мостовые переправы не были закончены, а в некоторых местах сильным подъемом воды мосты были сорваны.
  В общем директива сводилась к переправе 4-й армии у Ивангорода, Ново Александрия, 5-й армии у Павло-вице и к выдвижению 2-й армии, с конным корпусом ген. Новикова на правом фланге, для обеспечения наступления 5-й армии. Конечной целью операции ставилось достижение 15 октября 2-й, 5-й и 4-й армиями фронта: Скерневице, Ново Място, Радом, р. Илжанка с конным корпусом ген. Новикова на правом фланге у Лович, Сохачев.
10 октября произошли встречные бои 9-й германской армии с частями 2-й, 4-й и 5-й русских армий под Варшавой и Ивангородом. Эти бои были неудачны для русских. Поведя атаку на Варшаву, германцы к 12 октября оттеснили части 2-й русской армии на линию упраздненных фортов Варшавской крепости. Попытка русских войск переправиться на левый берег Вислы у Гура Кальвария, Козенице и Ново Александрия окончилась неудачей. Только у Козенице одна бригада 3-го кавказского корпуса задержалась на левом берегу Вислы, образовав Козеницкий плацдарм, борьба за который продолжалась с 10 по 21 октября. Придавая огромное значение этому плацдарму, германцы делали отчаянные попытки опрокинуть изолированные части русских войск в Вислу{11}, но, несмотря на огромную убыль в частях, русские не только удержали плацдарм за собой, но перебросили на левый берег Вислы весь 3-й кавказский и 17-й армейский корпуса, притянувшие на себя значительные силы противника, и создали этим опору для второго успешного наступления русских армий.
Уже вечером 10 октября ген. Макензен пришел к заключению, что с наличными силами захватить Варшаву ему не удастся.
  9-я германская армия разбросала свои силы на фронте в 200—220 км. Так, правый фланг ее — 11-й корпус — был у Оолец, а левый корпус ген. Фромме-ля — у Блоне. Германское командование сознавало нависшую угрозу разгрома их сил по частям. 11 октября ген. Гинденбург отдал приказ ген. Макензену готовиться к отступлению.
  К этому времени австрийские войска после безуспешных попыток форсировать р. Сан перешли к обороне.
  Таким образом, несмотря на частичный успех, одержанный германцами, положение австро-германских сил было тяжелое, и к началу второго решительного наступления русских они перешли на всем фронте к активной обороне. О разгроме русских армий, на что так надеялись австро-германцы перед началом операций, не могло быть и речи.
  При этих обстоятельствах начались раздоры между Гинденбургом и Конрадом.
  Первый настаивал на сдвиге австро-венгерских войск к северу, второй, обвиняя германцев в преследовании исключительно интересов Германии, требовал переключения центра тяжести операции на юг — в Галицию.
  План ген. Конрада заключался в том, чтобы дать русским переправиться на левый берег Вислы и бить их в левый фланг. Завязалась оживленная переписка между австро-венгерским и германским командованием, в которую вмешали обоих императоров.
[16]
  В конце концов Гинденбург и Конрад пришли к компромиссному решению: а) ген. Конрад оставляет в подчинении 9-й германской армии те австро-венгерские части, которые ей приданы, и освобождает 38-ю германскую дивизию; б) Гинденбург, оставляя одну ландверную дивизию в составе 1-го австрийского корпуса, принимает участие в австрийском ударе гвардейским резервным корпусом и имеет армейский резервный 11-й корпус в районе Радом.
  Таким образом, в результате переговоров 9-я германская армия должна была податься к северу и обеспечивать левое крыло союзного фронта. Австро-венгерцы должны были развивать наступление в районе Ивангорода. Однако, 1-я австрийская армия подходила к району Ивангорода медленно. Смена всех германских частей могла закончиться не ранее 20 октября. Обнаружился недостаток снарядов. Пополнения запаздывали. Создавшееся положение требовало немедленного принятия решения. 16соктября Гинденбург решил отвести ген. Макензена на линию: Лович, Скерневице, Рава, где вновь оказать сопротивление, а севернее р. Пилица попытаться нанести удар во фланг русским силами трех корпусов (20-м, 11-м и гвардейским резервным). Но пока что было решено держаться. Только в ночь на 20 октября после короткого удара по левому флангу 2-й армии группа ген. Макензена начала отступление от Варшавы на линию Гройцы, Мщонов.
  Между тем русское командование готовилось к новому наступлению. 12 октября состоялось совещание главнокомандующих фронтами Холме, где Ставка, видя неспособность ген. Иванова справиться с объединенными в его руках силами, приняла правильное решение возвратить Северо-западному фронту 2-ю и включить в его состав 5-ю русские армии. Решением Ставки{12} центр тяжести переместился на Северо-западный фронт, получивший задачу разгромить основного врага — германцев. На Юго-западный фронт возлагалась задача «приковать к себе возможно большее число неприятельских сил и тем обеспечить выполнение основной задачи, возложенной на армии Северо-западного фронта, стремясь при первой к тому возможности перенести действия на левый берег pp. Висла и Сан и особенно энергично развивать удар своим правым флангом».
  Для предстоящего наступления ген. Рузский перевел 2-й и 23-й корпуса из района Гарволин, Гура Кальвария на правый фланг 2-й армии севернее Блоне и включил 1-й сибирский корпус в состав 5-й армии. Ген. Иванов также организовал перегруппировку своих войск в сторону правого фланга. Группа армий ген. Брусилова, оставленного против австрийцев, удлинила свой фронт до Завихост. 9-я армия получила участок от Завихост до устья р. Вепрж, а 4-я армия заняла фронт между pp. Вильга и Вепрж с целью нанесения удара противнику, действующему в районе Ивангород, Козенице.
  16 октября Ставка предупредила фронты о предстоящем наступлении на левом берегу Вислы, причем командование Юго-западного фронта торопило переход в общее наступление с целью облегчить положение 4-й армии, оборонявшей Козеницкий плацдарм.
  По соглашению с командованием Северо-западного фронта наступление было назначено на 18 октября, но Юго-западный фронт, вначале торопивший с наступлением, теперь неожиданно попросил отсрочки, заявив о своей неготовности.
[17]
 Поэтому переход в наступление произошел неодновременно. Первой начала 2-я армия, имея ударный кулак на своем правом фланге; скоро к ней присоединилась 5-я армия, затем 4-я армия, и последней вступила в бой 9-я армия.
Отсрочка в наступлении русских привела к тому, что главные силы германцев успели поспешно отойти, оставив на месте только арьергарды. Отрыв германцев от русских войск на целые сутки позволил германскому командованию принять меры для основательного разрушения за собой всех дорог, мостов, шоссейных, железнодорожных и станционных сооружений. Вместо энергичного преследования с использованием своей многочисленной конницы, 2-я армия стала медленно продвигаться вперед.
  5-я армия организовала преследование германцев только 1-м сибирским корпусом; 19-й корпус переправлялся через Вислу в тылу 2-й армии, а 5-й корпус остался на правом берегу Вислы. Такое движение 5-й армии уступом позади левого фланга 2-й армии было выгодным для отражения попыток германцев нанести удар во фланг русским от р. Пилица на север.
  В это же время разыгрались крупные бои на Юго-западном фронте, имевшие местами встречный характер. Особенно трудными были условия наступления частей 4-й армии в Козеницком направлении. Здесь войскам пришлось вести тяжелые бои в лесистом районе западнее Козенице, но, несмотря на все трудности, связанные с боевой деятельностью в лесах, русские войска с честью выполнили возложенную на них задачу.
Успешное наступление русских армий обоих фронтов требовало четкой увязки действий на их стыке. Но Ставка и здесь самоустранилась от руководства операцией, поведя по этому вопросу обширную переписку с фронтами и соглашаясь то с одним, то с другим.
  Между тем положение австро-германцев было критическим. Людендорф{13} так оценивал сложившуюся обстановку: «27 октября был отдан приказ об отступлении, которое, можно сказать, уже висело в воздухе. Положение было исключительно критическое... Теперь, казалось, должно произойти то, чему помешало в конце сентября наше развертывание в Верхней Силезии и последовавшее за ним наступление: вторжение превосходных сил русских в Познань, Силезию и Моравию». Все четыре русских армии продолжали развивать успешное наступление на запад и юго-запад, имея общую задачу готовиться для глубокого вторжения в пределы Германии через Верхнюю Силезию.
  Армиям Юго-западного фронта предписывалось с особой энергией развивать удар правым флангом, отбрасывая противника в юго-западном направлении, а левофланговым армиям этого фронта, действующим на р. Сан и к югу от Перемышля, надлежало сломить сопротивление противника, стремясь отбросить его к западу.
  При своем отступлении германская и австрийская армии преследовали различные цели. Германцы избегали новых боев и быстро уходили, стремясь оторваться от русских войск, австро-венгерцы хотели удержать в своих руках Сандомирский узел, так как занятие его русскими сильно затруднило бы положение остальных австрийских армий, оборонявших р. Сан.
  Для облегчения отхода от Средней Вислы австро-венгерское командование предприняло демонстративное наступление против 3-й русской армии на р. Сан. Для оказания помощи этой армии ген. Иванов предложил 9-ю, а с нею и 4-ю армию направить более к югу во фланг австро-венгерским силам в Галиции.
[18]
  Руководство операцией со стороны Ставки снова оказалось несостоятельным. Вместо направления усилий для окружения и разгрома 9-й германской армии, она уступила настояниям командования Юго-западного фронта и снизила к югу границы между фронтами, чем не только растянула фронт 2-й и 5-й армий, но и вынудила их прекратить преследование разбитых германцев.
  2—8 ноября главные силы русских армий, преследуя противника, вышли на фронт Унеюв, Ласк, Пржедборж, Мехов, Кошице, Дунаец, Карпаты.
 Казалось, обстановка для русских была благоприятной. Теперь можно было приступить к выполнению основной задачи, которой настойчиво добивалось англо-французское командование, — глубокого вторжения б пределы Германии.
  Однако, для выполнения такой задачи русское верховное командование не обеспечило необходимых материальных предпосылок. При наступлении русских войск тылы оторвались от частей, войска стали ощущать недостаток в продовольствии и огнеприпасах. Кроме того, положение осложнялось значительным разрушением железных и грунтовых дорог, произведенным австро-германцами при своем отступлении.
  Тем не менее угроза вторжения русских войск в Познань, Силезию и Моравию вынудила германское командование приступить к выполнению нового плана наступления на левом берегу Вислы, вылившегося в связанную с Варшавско-Ивангородской Лодзинскую операцию.

Заключение
  Варшавско-Ивангородская операция, или борьба за Вислу, по количеству участвовавших в ней сил и по своему замыслу была одной из крупнейших операций мировой империалистической войны на русском фронте.
  В этой операции принимала участие примерно половина всех русских сил, действовавших против Австро-Венгрии и Германии.
Русское командование, связанное военной конвенцией с Антантой, предприняло решительное наступление от Средней Вислы с целью глубокого вторжения в пределы Германии.
  Для выполнения этого плана пришлось сделать крупную перегруппировку сил к северу, связанную с массовой переброской войск по железным дорогам и грунтовым путям.
  Рокировка русских армий к Ивангороду и подход 2-й армии к Варшаве решительно изменили оперативную обстановку на стыке двух фронтов. Для 9-й германской армии, ввязавшейся в бой между Ивангородом и Варшавой, обстановка настолько ухудшилась, что немцам, вместо наступления, пришлось быстро отступать перед нависшей угрозой окружения и разгрома.
  Германское командование имело целью оказание быстрой помощи разбитым австро-венгерским войскам, но при выполнении своего плана задачи 9-й германской армии были расширены до захвата Варшавы и закрепления на Средней Висле, что с наличными силами было безусловной авантюрой, рассчитанной только на неповоротливость русского командования, сумевшего на этот раз противопоставить немцам свой более полноценный план операции.
Положительной стороной творчества русского командования была достаточно своевременная рокировка крупных сил к северу. Недостатком русского плана на первом этапе его выполнения было объединение всех сил в руках командующего Юго-Западным фронтом ген. Иванова, который с этой задачей не справился.
[19]
  Большое значение операции заключается в том, что русские войска показали свои высокие боевые качества, нанеся крупное поражение немцам, развеяли этим легенду о непобедимости германской армии, давившую на психику русского верховного командования и командования Северо-западного фронта. Однако, русское командование не смогло использовать все сложившиеся для него благоприятные обстоятельства настолько, чтобы разгромом 9-й германской армии загладить тяжелое впечатление от поражения русских войск в Восточной Пруссии. Ставка, зная о сепаратных тенденциях ген. Рузского и Иванова, не проявила нужной твердости в управлении фронтами.
  Перед вторым решительным наступлением русских войск, приняв правильное решение о возвращении 2-й и включении 5-й армии в состав Северо-западного фронта, Ставка, перенеся центр тяжести операций на Северо-западный фронт, нацелила усилия обоих фронтов для разгрома 9-й германской армии. Казалось бы, теперь нужно было все внимание сосредоточить на войсках Северо-западного фронта; ускорить движение правого фланга и движением 4-й армии на запад замкнуть кольцо.
  Однако, верховное командование, обеспокоенное положением 4-й армии, подвергнувшейся ударам в оба фланга при выходе из козеницких лесов, отдало приказ, в силу которого Северо-западный фронт{14} должен был приостановить наступление, чтобы помочь 4-й армии.
27 октября австро-германцы перед лицом надвигающейся катастрофы на всем фронте начали поспешное отступление. Ставка подтвердила директиву о дальнейшем преследовании.
  Между тем командование Юго-западным фронтом подняло вопрос о сосредоточении усилий против австрийцев. Ставка{15} санкционировала это предложение и отдала директиву, согласно которой не 4-я армия сообразует свое движение с 5-й, а наоборот, и уже не Юго-западному фронту равняться по Северо-западному, а Северо-западный должен был сообразоваться с 4-й и 9-й армиями Юго-западного фронта.
Таким образом, вместо первоначального плана глубокого вторжения в Германию, получилось вторжение в Австро-Венгрию.
  В результате, вследствие нерешительности Ставки, центробежных стремлений командующих фронтами и невыполнения задач командующими 2-й и 4-й армиями, из которых первый не сумел выйти в левый фланг и тыл немцам, а второй вместо содействия 5-й армии и обхода правого фланга немцев запросил себе помощи от 5-й армии, 9-я германская армия, понеся серьезное поражение, избежала окружения и полного разгрома.
  Вследствие грубых ошибок русского командования при выполнении своего плана, немцам удалось в дальнейшем приступить к осуществлению нового плана, вылившегося в тесно связанную с Варшавско-Ивангородской Лодзинскую операцию.
[20]

Примечания:
{1} Документы № 1-11.
{2} Документ № 12.
{3} Документ № 14.
{4} Документ № 18.
{5} Рейхсархив, т. 5, стр. 527.
{6} Рейхсархив, т. 5.
{7} Первоначально состоял из пехотной дивизии Бредова (резерва крепости Познань) И 8-й кавалерийской дивизии, затем в его состав вошли: 21-я ландверная бригада из крепости Бреславль и 35-я резервная дивизия.
{8} Документы № 90-95.
{9} Документы № 119-124.
{10} Документ № 221.
{11} Документы № 295-303.
{12} Документы № 317-318.
{13} Людендорф, Мои воспоминания о войне, т. I, стр. 78.
{14} Документ № 573.
{15} Документы № 579, 589, 594.



Разработка и дизайн: Бахурин Юрий © 2009
Все права защищены. Копирование материалов сайта без разрешения администрации запрещено.